шляпа волшебника.
you are still yours.
просыпаюсь под нежные звуки sterеophonics, от того, что на груди пошевельнулась теплая пушистая тяжесть, в окно плеснула вдруг нечаянная небесная синева, от того, что по кончикам пальцев спущенной с кровати левой руки талыми капельками стекают последние ощущения тебя, запах теплой кожи за мочкой уха, звуки настоящего смеха и шершавость прохладных ладоней, весь ты, взъерошенный и несуразный, с острым взглядом и светлыми волосами, вдруг превращаешься в прозрачную лужицу на моем полу, которая вскоре истончится, испарится в солнечных лучах. потягиваюсь, сонно шагаю на носочках на балкон, осторожно прикасаюсь к воспаленным векам, на них остались кровоточащие трещинки, и с отчетливой ясностью, будто кто-то приложил холодное лезвие ножа к горячему лбу, понимаю, что тот ты, который бережно держал меня в ладонях, улыбался мне открыто и по-настоящему и не стыдился смотреть на меня восхищенно и влюбленно, - тот ты, которого я трепетно носила под левой ключицей, умер, рассыпался на тысячи бессмысленных медяков, брошенных под ноги безжалостных слов, растворился в равнодушии и недосказанности. я думаю о чистоте сердца и предельной честности перед собой и изгоняю стыд из собственной головы, стыд за ту надрывную искренность, за натянутые до предела нервы, пробитые навылет соленые ночи, за пронзительные песни на повторе, за убогое слезное желание прикасаться к тебе, впечатать тебя в свои ослабевшие ладони. мне не должно быть так стыдно, ведь все мое было ужасающе правдивым, болезненно честным, мне жаль, так жаль, что этого недостаточно, чтобы у нас появилась наша собственная история, что за меня слишком страшно бороться, гораздо благоразумней и удобней забиться в раковинку, выстроить стены, правильно расставить баррикады. выкуриваю из легких все ранящие иголочки, вишнево-кровавую горечь, несбывшиеся наваждения и тяжелую разъедающую печаль, обнимаю свои обугленные изломанные внутренние деревца, захожу по шею в спасительную темную воду, отталкиваю от себя грустные слова, нет смысла больше молча умирать, нет смысла больше терпеть боль. мне нужно возвращаться к себе, вспоминать заново, как это - позволять ниточкам солнечного света проходить сквозь ладони, побегам теплоты и смысла пробиваться сквозь изрешеченную грудную клетку, дорогам ложиться под подошвы старых ботинок, сказкам виться вокруг тяжелой одурманенной травами головы и сворачиваться клубками около изголовья. мне нужно вспомнить, как творить обыкновенные чудеса, танцевать легко и неуклюже, молчать о важных вещах, мягко улыбаться, не подпускать никого больше к моим хрупким склянкам со светом, подпевать волшебным песенкам и вовремя закрывать двери от холодных ветров. быть важнее глупых привязанностей и огромней тоски. быть миром-в-себе.

с днем рождения, любимый не-мой.
будь счастливым. будь бессмысленным.

@темы: revelations, papercuts