шляпа волшебника.
you are still yours.
моя измятая подушка утром влажна и кажется совсем чужой, и я по обыкновению смаргиваю с ресниц свои извечные холодные сны, в которых неясные тени, изломанные ладони и невесомое присутствие того, для кого я становлюсь, кажется, мимолетным упоминанием с губ. в моем доме неожиданно опустели банки с кофе, подоконники покрылись пылью, а утреннее солнце застряло в притихших коридорах, в них громоздятся стопки сиротливо брошенных на середине книг и свитеров с еще нездешними запахами. с сожалением считаю ранки около ногтей, удивленно разглядываю полоску свежей белой кожи на запястье, что-то отдаленно припоминая и горько улыбаясь. чай сегодня заваривается особенно долго, свет падает на неровные строчки, среди которых где-то перед рассветом или где-то между судорожными солеными выдохами я и потерялась, золотятся пылинки и щекочут нос. припоминаю нелепые вымученные слова, отправленные другу в очередном приступе нет-исходности накануне, и думаю о том, почему же так получается, что как только у тебя на руках начинает расцветать мотыльковое доверие, как только ты смиряешься с тем, что твои миры больше никогда не останутся прежними, как только ты говоришь себе, что готов сделать шаг в воздух, готов обнять и принять то огромное, неумолимое и ошеломительно прекрасное, что надвигается на тебя, раскрыть и преподнести себя на ладони, неизменно то ли в испуге, то ли в раскаянии отступают назад, резко и молчаливо. это больнее, чем удар под дых, и сильнее, чем неповоротливые морские волны, и внутри вдруг начинают выть ледяные ветра, обламывая ветки на моих нежных деревцах, размалывая и без того надтреснутые миры в бессмысленное крошево. и на четыре проклятых месяца ты погружаешься в болезненное оцепенение, в голове становится очень громко, и это громко по ночам превращается в жалкий проплаканный скулеж и имя, на повторе срывающееся с иссушенных губ. и вот на исходе пятый месяц, а я все пытаюсь выжить, а у меня все так же каждый день снова и снова разбивается мое глупое бедное сердце, все так же от некоторых звуков я судорожно втягиваю воздух, тщетно пытаясь не давать влаге скапливаться в уголках глаз. я смотрю, как движутся потоки света под полупрозрачной листвой, как небо взрывается всплесками фиолетового и лилового, как грязные ботинки зарываются под кучу опавших листьев, и меня раздавливает глухота - я совсем разучилась слышать мир вокруг себя и сохранять его отражения внутри - меня раздавливает непринадлежность: сотни сценариев в голове, в которых участвовать вовсе не мне, сотни выдуманных слов, которые будут произнесены не для меня. пороги и освещенные окна, железные дороги, гудение проводов и рюкзак с пустотой на плече, скомканные фразы и подступающие к ступням тени. мне так страшно, что это изменит меня до неузнаваемости. мне так страшно, что я выплыву с комком тины в груди и горечью в горле.

@темы: papercuts