• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: papercuts (список заголовков)
21:06 

you are still yours.
так уж сложилось, что хрипловатый, мощный голос Хайдо-куна неизменно напоминает мне о тех сумасшедших, болезненных днях, когда я шагала нервно и быстро под i can feel по пустым ночным улицам, кутаясь в белоснежный огромный шарф и хлипкое черное пальто, бежала в пронизывающий холод от бешеных громких мыслей, лихорадочной исступленной привязанности и изысканных театральных жестов. под horizon я осмелилась положить голову, пьяную и тяжелую от потерянности, на ее живот, да так и пролежать на грязном полу до самого рассвета. а shallow sleep так и осталась трогательным, проникновенным напоминанием о ней - моем человеке-Знаке, который однажды шагнул в темноту, отвергнул все мои стекляшки, со слабым сердцем и каменной улыбкой, с вечно дрожащими ладонями и пряным резким запахом. каждый раз, когда в плейлисте рандомно попадаются песни Хайда, я вижу перед собой бледное овальное лицо со сжатыми бескровными губами, тонкие русые волосы, да тусклый взгляд равнодушных глаз - от него однажды мой мир разлетелся на миллионы осколков.

иногда мне кажется, что я больше никогда не буду чувствовать так сильно, так глубоко, так надрывно, как тогда.





@темы: papercuts, sounds, stardust

21:51 

you are still yours.
иногда вот такие одинокие прогулки, когда мерзнут руки, холодеет в груди, и сворачиваются в кольца мокрые кудри, под десятками фонарей, по обезлюдевшим дорогам, под нужные песни, растворяясь в промозглых, блестящих от дождей сумерках, в ботинках, в которых хлюпает вода, с ворохом усталых мыслей, угасших порывов, так и не обретших словесной формы, - такие прогулки иногда очень идут на пользу.

мне хочется быть за тысячу километров отсюда, обнять крепко-крепко и шептать горячо: мы обязательно выживем, только не падай.

@темы: images, moments, papercuts

20:36 

you are still yours.
наверное, сегодня один из таких дней, когда бежишь в спасительную темноту от всех огней, от городского шума, от витрин и лиц, от светофоров, перекрестков и навязчивой рекламы. едешь в полупустом троллейбусе и отчаянно закрываешь глаза, чтобы хоть как-то отгородиться, выстроить свою хрупкую защиту - неподвижный мрак с мерцающими пятнами. рьяно бережешь все слова, только рассеянно киваешь в ответ, сворачиваешься все крепче и отползаешь все дальше от света. сегодня особенно остро нуждаюсь в ограниченном пространстве, закрытых окнах и чистой голове.

а вообще ведь наступил октябрь - самый удивительный, волшебный месяц в году, когда рвется последняя ниточка с угасшим августом, а утром окна покрываются прожилками ледяного дыхания близкого ноября.

@темы: moments, papercuts

15:19 

you are still yours.
Now I'm alive and my ghosts are gone,
I've shed all the pain I've been holding on.
The cure for a heart is to move along, is to move along,
So move along




@темы: stardust, sounds, papercuts

23:11 

you are still yours.
я почти с трепетной нежностью произношу слово "мама" в трубку и, несмотря на скупые слова, молчаливо радуюсь ее скорому приезду под самую холодную бесцветную зиму. сплю бессюжетными снами, и по утрам простыни подо мной лишь чуть примяты, а подушка уже несколько дней не мокнет от пота. на работе появился целый запас вкуснейшего какао, и расцвело белоснежными цветами-звездочками неизвестное растение на верхней полке моего шкафа. ладони постоянно холодны, и совсем плохо слушаются пальцы, когда открываю кран спросонья утром, в чайнике всегда готов кипяток, а кот сам жмется ко мне поближе, устраивает свое мягкое теплое тельце рядом притихшими вечерами, когда любое сказанное вслух слово кажется бессмысленным и грубым. я приколола к стенке свои билеты и карты, страницы самой светлой из книг, переписанные на бумагу нежно-лилового цвета давние смс, написанные мне, наверное, по ошибке и по неправде, но так хочется верить, что в них еще осталось немного настоящества. я все так же верю, что ничего не бывает просто так.

ведь все хорошо, на самом деле. разве что где-то чуть надтреснуто, чуть устало. разве что скапливаются пустые кружки на подоконниках, да становится все тоньше кожа вокруг глаз. смыкаются тени, плачут ветви, дрогнет вдруг огонек от резкого порыва ветра. я оставляю на ночь включенным свет в коридоре, часто вспоминаю отца и думаю, сколько же еще мы могли бы с ним успеть сделать и поговорить. здравствуй, вот и мое время пришло - такое хрупкое неравновесие, такие натянутые струны, такие громкие несказанные слова, я так хочу тебя коснуться.

иногда я прошу время включить кнопку rewind, а иногда жалею, что нет кнопки delete.

@темы: moments, papercuts, лисий хвост

20:51 

you are still yours.
ко мне вернулись вполне себе приобретшие форму сны, в которых я снова и снова впустую удерживаю ее за подол куртки и что-то пытаюсь прокричать в свое оправдание, а она снова и снова беззвучно шевелит губами и уходит - в воду, темноту, туман. декорации каждый раз разные.

равнодушие - привычное состояние для меня, на самом деле. внутренние бури кружат в вихре разве что собственное мироощущение, разрушаются и создаются разве что собственные миры, в которых чужие лица и эмоции служат не более, чем своего рода катализатором и отправной точкой. так из семени рождается самостоятельное растение. но показывать это первичное, глубинное равнодушие явно все еще непривычно и боязно. рамки примитивной морали, смутные ощущения того, что правильно и положено, уже хотя и треснули под натиском резких, оборванных фраз от других, под нажимом все того же равнодушия и молчания, но все же еще цепко держат в своих лапищах. слишком часто я ставлю себя на место очередного другого, чтобы знать, что некоторых жестов лучше не делать, некоторых слов лучше не произносить. ведь люди столь хрупки, а ниточки столь тонки. и в итоге оказывается, что нити уже давно порваны с противоположного конца, а я еще по наивности и глупости своей хватаюсь за уже оборванные канаты.

и вот набравшись злости и горечи, я решаюсь на маленькие робкие шажки, пытаюсь что-то пискнуть в ответ, топнуть гипотетической ножкой хоть как-то. потому что это становится уже не просто обидой, а вопросом выживания твоего я, которое давно потерялось, отражая и подстраиваясь под вовсе не твои настроения, желания, ощущения, даже привычки. и удивительное дело - встречаю просто ошеломляющую волну сопротивления. не облеченного в форму, но оно настолько яростно, что меня и без формы едва не сбивает с ног. это сопротивление кажется до одури смешным и до тошноты противным, правда.

@темы: assholes, papercuts, revelations

23:38 

you are still yours.
наверное, однажды я смогу рассказать тебе обо всем, что мне снилось в эти три странных месяца, обо всем, что слышалось мне в песнях, обо всем, что шепталось судорожными выдохами в подушку где-то на зыбкой границе между явью и не-явью. тщательно подберу нужные слова, они станут нанизываться одно за другим, будто узор из бусинок, ровными строчками лягут на выжелтевшие страницы, родятся в один ошеломительно прекрасный день, когда все вдруг станет кристально чистым и ясным. распутаются все узелки, вспомнятся нужные адреса, и все, что росло внутри то разноцветным садом, то липкой темной трясиной вдруг обретет форму, наполнится собственной жизнью. и после того, как я, наконец, поставлю точку в последнем предложении, я глубоко вздохну и почувствую, что все внутри наполнено прозрачной, приятно холодной пустотой. так бывает, когда возвращаешься домой после очень тяжелого, но поистине удавшегося дня - опустошенный и теплый, измотанный и умиротворенный. и тогда я брошу все эти строчки в огонь.

@темы: лисий хвост, papercuts

22:44 

you are still yours.
мне очень холодно вдруг стало, знаешь, на окнах осела слезная морось, мысли набухли дождем, а волосы спутал неласковый ветер. сгустились тени вокруг кружка света, отбрасываемого свечой, проползли сквозь щели чужие запахи, и я невольно закутываю замерзшие ноги в старый клетчатый плед. наверное, мне не хочется говорить вслух ничего, но молчать и знать, что вот в нескольких шагах, по ту сторону тяжелого, дурманного сна, на другом конце песни-меланхолии можно дотянуться до теплых сухих пальцев. но все мои нити вдруг оборвались, все письма остались недописанными, я, кажется, иду вслепую.

конечно, завтра все будет иначе. завтра будут теплые одеяльные замки, свежесть выглаженного белья, правильные звуки и ароматы любовно приготовленного кофе. и, может, завтра дожди будут только оттенять разливающееся по дому тепло, и мне вовсе не будут нужны ничьи руки. но сегодня, кажется, я почти готова попросить протянуть мне ладонь. почти - потому что нам известно, что моей надрывности лучше оставаться запертой только в моей голове.

@темы: papercuts, лисий хвост

23:00 

you are still yours.
после сегодняшнего дня мне не хочется ничего большего, чем закрыть все двери, выключить все внешние шумы, послать к черту все эти рутинные проблемы, ничего нне стоящие обязательства и всех истеричных людей, укрыться одеялом и пропасть среди книжных страниц. мне кажется, я больше не нахожусь на перекрестке, я нахожусь в тупике. не знаю, куда идти, знаю только, что здесь оставаться нельзя ни в коем случае. мое чувство принадлежности растаяло, цельность вся покрылась трещинами, в меня пускает когти внешняя мелочность, порождает злость и брезгливость. мне не хочется отвечать тем же, боюсь заразиться.

что я хочу? что мне нужно? где мне надо быть? что мне нужно делать? я царапаю эти вопросы в блокнот, словно надеясь, что от этого хоть что-то прояснится в голове. осень - очередная точка в моей системе координат. я заставляю все мои мысли сосредоточиться только на этом. а дальше будет февраль, весна, которая, надеюсь, принесет все необходимые перемены. нужно только вдохнуть-выдохнуть, сберечь все остатки мира внутри и набраться смелости.

сегодня мне, как никогда, хочется уткнуться лицом в знакомые коленки.

@темы: revelations, papercuts

20:40 

you are still yours.
все-таки хорошо, что в сети можно выстраивать свое личное пространство, раскрашивать его, наряжать и заставлять всем, чем только пожелаешь - от птиц, теней и книг до опасных мыслей, расплескивающегося изнутри моря и черно-белых картинок. и совершенно неважно, где оставлены синяки и ранки, как опущены ресницы и сгорблены плечи, ведь ты можешь быть воздушным и легким, словно светящийся на солнце листок. все неуклюжие движения, пыльные дороги, резкие, отчаянные жесты остаются по ту сторону двери, и иногда я правда радуюсь, что самые страшные, искренние порывы, самые горячие шепоты и мольбы, образы и ощущения обрастают шкуркой из слов, картинок, знаков, за которыми уже ничего не рассмотреть.

@темы: papercuts

23:04 

you are still yours.
к моему радостному удивлению, гроза, которую я ожидала на работе сегодня, прошла мимо меня. о деликатной проблеме никто не обмолвился и словом, а, значит, все так, как и должно быть. я с улыбкой смотрю на загорелую мордашку М. и в перерывах между звонками и письмами слушаю ее рассказы о море.

утра стали совсем хрустальными и холодными, невольно закутываюсь покрепче в кардиган, но свет между деревьями становится все тоньше и прозрачнее - приближается осень, время самого прекрасного света. и я невольно задумываюсь о том, что скоро пора будет доставать мягкие свитера и шарфы с дальних полок, запасаться душистым травяным чаем и теплыми пряностями, ставить букетики лаванды в каждом уголке, собирать в одно целое пока еще разрозненные летние осколки, откупоривать бутыли с рубиновым вином и класть на столик около кровати "вино из одуванчиков" Брэдбери, раскрытое на тех самых страницах, от которых поднимается июльское марево, запах свежескошенной травы, яблок и пропащего босоногого лета.

в неверные, ломкие минуты перед тем, как провалиться в сон, я все чаще слышу знакомые слова, сказанные приглушенно, сбивчиво, где-то между явью и ночным мороком, прижимаюсь к белой стене, будто к живым изгибам мерно опадающей спины, сжимаю крепче виски, до боли, чтобы согнать все эти наваждения. К. просыпается, разбуженная моим шепотом-воем, и идет на кухню делать мне горячее молоко.

@темы: moments, papercuts, лисий хвост

23:02 

you are still yours.
в тот день на мне были черные джинсы и нелепый сиреневый свитер, стоптанные старые сапоги и клетчатый зеленый платок, а на ней, как всегда, красная куртка, которая уж куда больше подходила под прозрачный, тонкий, огненно-рыжий денек в конце октября, чем мой темный унылый плащ. я отдала Артему древнюю мыльницу с приклеенной пластырем крышкой батарейки, и он ходил за нами, щурился, молча улыбался и украдкой снимал. благодаря ему и остались эти неуклюжие, кое-где смазанные кадры, где она держит меня за руку, а я целую ее в иссиня-черную макушку.

к вечеру мы замерзли совсем, грелись втроем на большой зеленой лавке под низкой кроной дерева, мне пришлось надеть белую шапку с нелепым помпоном, и я отдала ей свой платок и грела ее ладони в последней пустой электричке Кисловодск-Пятигорск. нам так и не удалось обмануть кондуктора, а мой платок так и остался ненужной тряпкой пылиться на какой-нибудь полке. разве что сейчас мне с фотографии улыбаются два совсем незнакомых лица в белой шапке и с зеленым клетчатым платком вокруг шеи, да я обхожу стороной большую скамью под кленовой кроной в кисловодском парке.

мне думается все чаще, что не стоит делать воспоминания вместе с кем-то. не стоит из кого-то делать воспоминания. ведь люди созданы для того, чтобы однажды уходить.

один котенок заболел, лежит, не двигается, только шевелит ушками и часто-часто дышит. я прикладываю ухо к крошечному животу, слушаю бешеный ритм его сердца и удивляюсь, как в таком маленьком тельце может быть столько жизни. сегодня он спит с нами. пусть завтра ему станет лучше.

@темы: moments, papercuts

23:24 

you are still yours.
это просто невероятно - будто предчувствием темного, слезливого ноября наполнились улицы, по голым стеклам стекают почти осенние дожди, и я спасаюсь от серости, тусклых красок, помрачневшего пространства ярким пледом, волшебными картинками с узкими улочками и мощеными мостовыми, кружками воздушного какао, пахнущими свежей краской страницами и солнечными, теплыми песнями stereophonics на повторе.

весь день идут серебристые дожди, и мне совсем не хочется никуда выходить. я пристраиваюсь на теплом животе К. на постели, рассматриваю ее кольцо-оберег, ставлю лавандовую свечу около изголовья, приношу немного пирожных из кухни, закрываю глаза и борюсь с подступающими наваждениями. она начинает тихонько всхлипывать, и я беспомощно, будто сломанными руками, глажу ее по спине, убираю волосы со взмокшего лба. растворяюсь в ее боли, подношу травяной чай, целую соленые, воспаленные веки. когда-то в другой жизни я тоже так делала для другого человека, и мне думалось, что это навсегда. а остались только прошлогодние смс, песни-ассоциации и одна пленочная фотография. фыркаю и смахиваю эти ненужные, тяжелые ощущения нервным, порывистым движением руки.

сворачиваемся клубком вокруг друг друга, и мне вдруг кажется, что мы, спальня, тумбочка с букетиками лаванды, скомканные простыни, белоснежная тишина, распахнутое окно, мягкий шелест дождя, дрожание свечи - и кроме этого, больше нет ничего, больше не нужно ничего.

не люблю такие дни. будто страшный ноябрь вдруг подкрался к моему порогу посередине лета.


@темы: papercuts, moments

21:48 

you are still yours.
иногда я очень жалею о брошенных в ярости словах, о злобе, ядом сочащейся в голосе, об упреках, произнесенных сквозь зубы низким, враждебным шепотом, почти рычанием. что же видит она во мне в такие моменты - зверя, чудовище? что же в моих глазах - ненависть, презрение, отчужденность? мгновение - и пелена утробного, животного гнева спадает, я будто возвращаюсь в себя, голову будто отпускают железные клещи. опомнившись, кусаю ногти до крови, зажмуриваюсь от стыда, приливающего к вискам оглушительной жгучей волной, неслышно шагаю на кухню, обнимаю подрагивающие от плача плечи, целую в светлую макушку, глажу по голове и шепчу сквозь слезы: прости, прости, я не хотела, я бы никогда...

может, и прав был тот однажды, сказав, что меня нельзя подпускать к людям.

@темы: papercuts

22:54 

you are still yours.
от некоторых песен можно только бессильно складывать ладони на коленях, смотреть на исполосовавшие их морщинки и чувствовать, как изнутри поднимается печаль, просачивается сквозь пальцы сотней крохотных птиц, распадается на мимолетные горькие улыбки, на горсти звуков. от некоторых слов можно только молча ронять слезы на подлокотник кресла и ощущать лишь бесконечную тяжелую усталость. никакого звона разбитых вещей, никакого глухого больного рычания, никаких подранных костяшек пальцев.

вот бы обернуться миром, как коконом, вот бы взрастить этот мир в груди, дать ему расцвести, заполнить все темные углы, выгнать из щелей все лихорадочные мысли, все бессмысленные и глухие мольбы, все обреченные сожаления. чтобы мир этот вырос из тебя и был тобой, обнимал все вокруг, легко касался лиц и так же легко улетал прочь, будто утренний ветерок после страшного сна. вот бы наполнить его всеми красками, самыми светлыми наваждениями, отблесками любимых мест, прикосновениями осторожных рук. чтобы в нем не было никаких привязанностей, никаких нитей, никаких лент-обещаний.

К. уже который день остается у меня на ночь, с тревогой заглядывает в глаза и старается быть не больше, чем в метре от меня. подходит, берет за руку и тихо говорит: давай потанцуем? и я кладу отяжелевшую от усталости и неясных теней голову на знакомое, пахнущее чем-то искусственным плечо, и мы медленно двигаемся по комнате совсем не в такт музыке. К. гладит мои посветлевшие от жаркого солнца волосы и шепчет: все будет хорошо, ты будешь живой, ты будешь живой.


@темы: papercuts, stardust

23:17 

you are still yours.
мое хрупкое спокойствие разбивается вдребезги от случайно брошенных слов, мои наспех собранные стекляшки рассыпаются от одного лишь неосторожного жеста, весь солнечный свет, собранный в пригоршни за эти несчастные несколько десятков часов, растворяется вдруг в лихорадочном волнении и тревоге, и я опять измеряю шагами коридоры и комнаты, прокручивая в голове снова и снова чуть выжелтевшие кадры показавшегося мне знаковым февраля, вчитываясь до боли в уже выученные наизусть строчки, будто ищу в них хотя бы капельку настоящества, хотя бы крупицу живого тепла. и не нахожу, не нахожу, не нахожу совсем. и опускаюсь неуклюжим камнем на скомканные простыни, около изголовья завяли мои июньские цветы, слышу, как приливает кровь в висках, чувствую, как изнутри поднимаются застарелые, вросшие в плоть обиды, и мне все так трудно облечь в слова. как же мне сказать так, чтобы услышали и поняли. как же мне поговорить об этом с кем-нибудь.

а ночью она приходит ко мне в тяжелом, непрекращающемся сне, отплевывается желчными словами, сказанными намеренно и с удовольствием, залезающими под самую кожу, горящими в глазах, как раскаленные уголья, скалится в спокойно-страшной улыбке, закрывает за собой дверь и уходит. и я совсем не найду нужных слов, не найду способа пробиться сквозь эти стеклянные стены, глухие забрала, черные крепости, все, что нужно сказать, умирает, не успев родиться, разрывается минами в грудной клетке. у меня перехватывает грудь от беззвучных рыданий, и я не могу пошевелиться, проснуться, отогнать эти липкие ночные тени с лица. и все жду, жду, когда она вернется. лишь на самом ломком рассвете просыпаюсь, дрожа под пропахшим потом и слезами покрывалом, бегу на балкон навстречу поднявшемуся солнцу, вбираю в себя ласковый шум нарождающегося утра, вдыхаю холодные свежие запахи листвы, опрокинутого неба, тишины, пишу светлые смс и понемногу успокаиваюсь, прихожу в себя.

господи, избави меня от этих наваждений.

@темы: papercuts, лисий хвост

23:08 

you are still yours.
моя персональная зеленая дверь теперь приоткрывается с новенькой обложки заграна, именно такая, какая приходила ко мне во снах однажды - с круглой золотой ручкой, чуть облупившейся краской, залитая низким солнечным светом, резко выделяющаяся на фоне желтой кирпичной стены. я вглядываюсь в ее линии и не могу не чувствовать, что это все не случайно.

меня неотступно преследует ощущение, будто я враг тебе. от этого больно и хочется свернуться клубочком, закрыть глаза и уши и выдавить всю эту боль из-под ресниц. мне нужно найти в себе нечто, похожее на мужество, чтобы не дрогнуть и не отступить в самый последний момент.

@темы: лисий хвост, papercuts

00:06 

you are still yours.
больше всего на свете мне хочется осторожно поправлять тебе пряди волос, целовать уставшие глаза и пододвигать ближе кружку с какао.
за окном началась гроза, и я включаю свет, распахиваю шторы и чувствую, как внутри расползается липкий страх.

@темы: лисий хвост, papercuts

URL
22:50 

you are still yours.
растекаюсь по кожаному дивану, позволяю кофе остынуть, пускаю в потолок сигареты одну за другой, улыбаюсь прохожим за окном, ловлю мерцающие отражения в витрине напротив, поправляю шарф, прижимаюсь к пахнущему алкоголем виску, под кожей бешено бьется жилка, и мне становится не по себе. поднимаю голову вверх к затканному непроглядными облаками ночному небу, невольно радуюсь входящим сообщениям, вытираю последние капли горечи с губ. иномировый вечер.

можно броситься на постель не раздеваясь, раскинуть в стороны пахнущие сигаретами ладони, включить все те же потусторонние песни, выключить свет, закрыть глаза и на минуту представить, что больше нет расстояний из тысяч несказанных слов, задушенных порывов, самых глубоких эмоций, за которые стыдно. что уж там километры. молчание создает куда более болезненные расстояния.

на пальцах остаются крошечные царапинки, одна, другая, третья, и вот уже чувствуешь зияющую дыру где-то внутри. мама учила меня никогда не обращать внимания на резкие слова, не отвечать на них, не держать за них зла. но они все равно где-то остаются, гораздо глубже, чем можно себе представить. кто-то разбрасывается словами, словно пригоршнями медяков, а кто-то потом просит пластыри.

@темы: лисий хвост, papercuts

17:01 

you are still yours.
And no one makes the parts that I need
To repair and pull me from this well.




@темы: sounds, papercuts

lucy, remember?

главная