Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: papercuts (список заголовков)
01:02 

you are still yours.
на самом деле, не так уж и трудно мягко улыбаться, слушая знакомый голос в трубке по утрам, вовремя откликаться тихой усмешкой на особенно остроумные замечания, расставлять смайлы в нужных местах, сбегать теплыми ясными вечерами в пронизанные фонариками сумерки, не глядеть украдкой на пустое окно сообщений, не возвращаться к словам, выцветшим на раскаленном солнце, не смотреть тягостные сны и не оборачиваться через плечо. не так уж и трудно раскрывать ладони и отпускать ввысь все ласковые обещания, данные, видимо, не мне и не мной, все незаконченные истории и невысказанные слова, вытаскивать из карманов потрепанную нежность - ей, кажется, так и остаться горячечным слезным шепотом во влажную подушку - и ронять беспечно на землю. гораздо сложнее держать спину прямо, следить за горькими морщинками на переносице, не давать теням собираться около глаз, а смешной до одури болезненности - брызнуть из-под ресниц. гораздо сложнее не плакать в зыбкие предрассветные часы, когда беспорядочные волны обрушиваются на влажный от ночных наваждений лоб, непринадлежность вдруг сдавливает виски, а от призрачности ощущений можно только сжимать зубы и заламывать ладони в бессловесном вопле. и я тихонько сижу среди смятых покрывал, роняя на руки голову, разрывающуюся от невыносимой выворачивающей изнутри невозможности прикоснуться, от абсурда, разрастающегося в грудной клетке темным ледяным озером, и прошу совсем немножко сил, чтобы отпустило. гораздо сложнее не ступать по краешку, не думать о том, что мои истории повторяются раз за разом, и я снова остаюсь, оглушенная и чуть потерянная, на пороге без права зайти. все мои миры покрылись трещинками, я слышу скрежет стекла внутри, как расползаются дыры и захлопываются накрепко двери, как к горлу подкатывает липкий холодный страх растерять так дорого обошедшуюся мне цельность и горечь от собственной мимолетности, от собственного малодушия. я, кажется, теряю землю под ногами.

@темы: papercuts

12:55 

you are still yours.
после ночи, наполненной лихорадочными шепотами-мольбами, неясными тенями под закрытыми веками и влажностью близкой грозы, встречать податливое, приглушенное утро субботы нужно крепко обхватив себя за плечи, небрежно распустив волосы, растворяя взгляд в набухших теплыми дождями облаках за окном. стираю ладонью скопившуюся в уголках губ печаль, с улыбкой читаю ночные сообщения от В. - удивительным образом она оказывается рядом, будто излучающая свет сказочная фея, на лопатках остались следы маленьких сильных пальцев - подбираю под себя босые ступни, чтобы сегодня их не коснулись грустные мысли о подсвеченных окнах, порогах, о значимых словах, которыми так привыкли разбрасываться, как пригоршнями монеток, о потускневших обещаниях и выцветших порывах. выбираю правильную музыку и самый ароматный кофе на завтрак, раскрываю ладони и развязываю все серебристые ниточки принадлежности, все алые ленты нежности, подернутой горечью от бессмысленного ожидания, от изломавших внутренности невозможностей. сегодня мне хочется думать о предстоящих дорогах, об утреннем свете, закупоренном в укромных цветущих двориках, ошеломляюще прекрасных звуках и не моих жизнях, о тех, кто не стыдится улыбаться мне, о том, что во мне хватит солнечной цельности, великодушной и мудрой мировости на всю эту горькую абсурдность. сегодня я не хочу выбирать печаль.

@темы: revelations, papercuts, moments

22:31 

you are still yours.
в голове разрываются минами глухие сомнения, болезненная ярость и бессилие, я отбиваюсь от этих разрушительных ощущений, от беспощадности замкнутого круга и иронии вновь и вновь повторяющихся историй. всхлипываю от той силы, с которой в мыслях взрываются и становятся бесформенной серой крошкой ошеломительно прекрасные слова, трогательно искренние признания, и не выдерживаю, совсем не выдерживаю ласкового медового взгляда В. я бормочу, находясь будто бы в бреду, что-то про покачнувшиеся весы, разбитые миры, оглушающее молчание и пьяные зависимости, неожиданно ударившие сильно и жестко. ничего не спрашивая, В. только накидывает чистое полотенце на мои промокшие от вечернего дождя волосы, пододвигает ближе кружку чая с чабрецом и тихонько сжимает мои пальцы в маленькой узкой ладони. и я так и засыпаю, с теплом ее руки в своей, еще чувствуя соль на воспаленной коже щек, проваливаясь в спасительную непроглядную темноту, как в озеро ледяной черной воды, и последней внятной мыслью отзвучало в висках: отпусти, господи, избави.

а утром я просыпаюсь от звуков осторожных шагов босых ног по полу, под прикрытыми веками пляшут теплые золотистые тени, а кожа пахнет солью и смятыми простынями. поворачиваю голову к свету - он пробивается сквозь оранжевые занавески и расцвечивает пол ослепительными полосками, погружая пространство в уютный прохладный полумрак - чуть потягиваюсь, и на лоб тут же опускаются знакомые узкие ладони, к плечу приникает светлая голова с пушистыми колечками волос, в утреннем свете она кажется объятой облаком чистейшего сияния, я невольно щурюсь и не могу не улыбнуться: голубоглазый ты одуванчик... и меня обволакивают пряное нежнейшее присутствие, запахи кофе с морожеными и корицей, мягкие звуки летнего утра за окном, будто лежишь в гамаке под деревьями в солнечный день и ощущаешь кожей заплатки света, когда он проходит сквозь листву, то становится особенно прозрачным, истончается до хрупкой зеленоватой дымки над головой. и я вспоминаю о том, что я есть нечто гораздо большее, чем сожаление, чем мимолетность. о том, что есть осмысленность и значимость под тонкой кожей запястий, и что мои внутренние деревья цветут не от собственнических мыслей, не от изломанных лихорадочных желаний, а от нежности, от готовности раскрывать ладони и щедро делиться. и моя ли вина в том, что течения меняют ход, жесты тускнеют, и на перекрестках снова, кажется, сломались все светофоры. моя искренность всегда со мной, - думаю я с благодарностью, легко касаясь губами светлой, пахнущей медом макушки.

@темы: breathe, moments, papercuts, revelations

19:35 

you are still yours.
даже самые правильные вещи в мире могут причинять боль, оставаться саднящими царапинками около ногтей, горькими складочками в уголках рта, щемящей надтреснутостью где-то под левой ключицей. я касаюсь затылком холодного кафеля и, крепко зажмурив глаза, не могу не думать о печальных неизбежностях, навстречу которым я, кажется, шагаю каждый день, подбираюсь все ближе и ближе к краю, пока не наступит, наконец, мгновение, когда нужно будет выбирать: затаив дыхание, шагнуть вниз, где меня будет ждать неповоротливая свинцовая вода, или остановиться, набраться смелости и отпустить, беспомощно, доверчиво раскрывая худые ладони. бросаю позади все бессмысленные обязательства, заглушаю все болезненные шевеления присланной старым другом песней, так пришедшейся по сердцу, даже не пытаюсь перешагивать блестящие лужи, в которых заплатки грозового неба и маленькие бури из вздыбившихся от пузырей волн, опускаю зонт и позволяю спасительным каплям путаться в пропахших полуденной пылью волосах, щекотать шею и смывать со лба все тягостные мысли, все тревожные наваждения. орехово-кофейное тепло, изящный букетик васильков - каждый лепесток как крохотное ультрамариновое чудо, как еще одна осмысленность - промокшие сандалии, трогательное вкрадчивое шуршание осиновых крон, изумрудный, набухший теплым летним дождем полумрак - лучшие обезболивающие, и я растворяюсь в этом, а вместе со мной растворяются и подкравшиеся было к ногам горечь и застарелые тени из прошлых жизней. возможно, мне так и остаться прозрачной невесомостью, заблудиться в очередной раз среди множества перекрестков с выключенными светофорами, но эту мягкую податливую дождливую принадлежность у меня больше не отнять. и это то, что делает меня мной.

@темы: breathe, moments, papercuts, stardust

17:25 

you are still yours.
я встречаю хрупкий звенящий рассвет, сидя на белоснежном валуне, едва касаясь босыми ступнями подкрадывающихся волн, расправляю плечи и спину, распускаю пахнущие ночными наваждениями волосы, чтобы напитались соленым солнечным светом, протягиваю руки вверх, к мягкому, набухающему близкими дождями небу, к блестящим верхушкам сосен. я сижу на самом краешке мира, который так легко обнять, так правильно впитывать в себя, податливого, расплывающегося золотистыми отблесками от морской воды, рассыпающегося звуками прибоя, свежего утреннего бриза и негромких напевов. и закрывая глаза - под ними всегда скапливаются тени - я думаю о том, что быть мне очередной невесомостью, призрачным присутствием за плечом, случайным упоминанием, слетевшим с губ, но, к счастью, на этот раз у меня припасена добрая сотня нехоженых дорог, добрая сотня ждущих своих реальностей образов, тысячи невысказанных слов и непрочитанных книг, наполненные морем и темнотой сны и целый мир, чудесным образом уместившийся между косточек. и это то, что делает меня значимой, это то, что должно меня спасти.

@темы: moments, papercuts, stardust

22:59 

you are still yours.
я смотрю из-под устало прикрытых ресниц на мою тоненькую, как былинку, В. всю в облаке из утреннего сияния и белоснежной мучной пыли, с разноцветными от яичных красок ладошками и спутанными колечками золотистых волос, погружаюсь в запахи ее пространства - ненавязчивой простоты, вербеновых духов и сахарной пудры, - и чувствую, как на горле развязывается тугая лента нервозности, отступают от моих босых ступней досадливые серые тени. бережно повязанный пучок вербы, вспыхнувший вдруг под легкими прикосновениями солнечных лучей мягким светом, пушистое покрывало и тихие, доносящиеся сквозь рассыпающуюся влажными отблесками дымку слова поспи еще, сегодня нам не нужно никуда спешить, огромные чайные кружки с расплескавшимся весенним утром, неспешные разговоры до самого зыбкого синеватого рассвета, залитый чистым апрельским небом балкон и подоконники, на которых я часами просиживаю, свернувшись в клубок, сладкий абрикосовый дурман в воздухе, закатное золото, ленивой патокой растекшееся по трамвайным рельсам. несмело подхожу, крепко обнимаю худые острые плечи и шепчу куда-то в теплую ямку под ключицей с загадочным узором из крошечных родинок: как же я тебя люблю, моя прекрасная женщина, как же хорошо, что ты у меня есть.

осторожно, на ощупь ступаю по кромке темной холодной воды, под ногами - целый океан влажной выжелтевшей травы, а над головой - очередной поток будущностей, робких желаний, сладкого до боли ожидания, от которого по ночам спится совсем тревожно, совсем беспокойно. колокольчиковая звонкость и слезная нежность. я совсем, совсем забыла, как это - протягивать ладони со всеми своими саднящими царапинками, со всей своей принадлежностью и мировостью, со всеми птицами и оголенными деревьями, тягостными горячечными снами и тропами, неясными наваждениями и мокрыми шепотами в подушку, протягивать, зажмуриваться крепко-крепко от боязни сделать поспешный шаг и провалиться в пустоту, и все же, все же признаюсь себе, что мне хочется именно так, потому что это мотыльковое доверие, хрупкое, как рассветные сны, это проходящие сквозь все мое существо снопы света, это больше, чем больные убогие привязанности, целая история из слов, порывов, прозрачной на просвет нежности, которая все равно останется со мной, что бы ни произойдет дальше. мне хочется завернуться в это прикосновение, внимательный блеск серо-зеленых глаз как в самое мягкое на свете одеяло, прикрыть воспаленные веки и забыться снами, в которых не будет печальных невозможностей.

смаргиваю подступающую к глазам боль, какая рождается, когда глухота застревает где-то слева: то горят старые подгнившие мосты. закрываю все мои двери от ледяных сквозняков, складываю ладони вокруг своих светлячков, чтобы их не задела ненароком одуряющая, лихорадочная глухота, заделываю дыры и щели от призраков, которые были живыми лицами в других жизнях, кажется. это больное неприсутствие так унизительно, эти дешевые жесты и разыгранные сценки так пошлы, что от ярости белеют пальцы, а к вискам приливает горячей волной кровь. все мои миры замерли, покрылись тоненькой корочкой, чтобы не достали их неуклюжие грубые пальцы, не тронули больше изуродованные навязчивые одержимости. пульсирующая, набухающая точка невозврата.

вдох-выдох.

@темы: stardust, papercuts

19:52 

you are still yours.
глупый-глупый фильм о гротескном одиночестве в районе замершей туманной полуночи вызвал ощущение странной брезгливости-узнавания, и где-то под левой ключицей холодок свернулся болючим клубком на весь сегодняшний день. мне оставалось лишь зябко кутаться в поношенную вязаную кофту, опустошать одну кружку за другой крепкого кофе без молока, сдерживать воспаленное раздражение, вовремя расставлять смайлы в нужных местах и укрываться зыбким покрывалом из вкрадчивых звуков, в которых мне эхом слышатся горячечные шепоты из реальностей, давно ставших лишь тягостными снами. бывают же моменты, когда жесты становятся отчаянно-ломкими, почти неуклюжими, ранки около ногтей саднят досадней обычного, а под веками так и стремится скопиться звездная темнота.

и все же, и все же если заставить себя включить самые правильные песни, в которых брызги лета, смех и восторг, прижаться щекой к горячему бумажному стаканчику с мятным кофе, распустить волосы навстречу переменчивым мартовским ветрам, расправить плечи и запастись шоколадками, если все же заставить себя, наконец, увидеть в словах другого искренний порыв, улыбнуться в ответ на порывистые, пахнущие вечерней пылью объятия, устроиться в кресле с тетрадкой, где тебя ждет очередная порция иероглифов к завтрашнему занятию, вспомнить все, через что ты прошел и к чему должен прийти, вспомнить, что ты есть больше, чем случайный гость на пороге, чем бессмысленное скопление противных царапинок, то тогда можно почувствовать, как что-то словно развязывается внутри, становится легче поступь, увидеть, как светлеет затканное облаками небо, а дыхание становится ровнее и глубже.

лучше мне сегодня пораньше лечь спать.

@темы: papercuts, stardust

22:10 

you are still yours.
бывают, бывают дни, когда медленно бредешь домой после дневной суеты, невольно сетуешь на так некстати севшую батарейку плеера и вдруг не чувствуешь за спиной никаких нитей, не можешь вспомнить знаковые лица, задаешь себе очень странные вопросы и растерянно ищешь на них ответы, заранее предчувствуя их зыбкую слабость, осмеливаешься взглянуть вперед и тут же отворачиваешься, потому что все то слишком реально, прозаично и обыденно. чудное острое чувство не-принадлежности вдруг накрывает меня с головой, будто неповоротливая ледяная темная волна. кажутся слишком хрупкими собственные шаги, слишком бумажными - миры внутри, а все голоса печально замолкают, и виски сдавливает грубый посторонний шум. останавливаюсь, подходя к крыльцу, поднимаю голову вверх: сегодня погасли все фонари во дворе, но от этого только ярче и колючей светят звезды: распластался на небесных полях Орион, загадочно подмигивает Сириус, оранжевым светлячком поблескивает Бетельгейзе. чуть меняю угол зрения, чтобы не видны больше были черные громады многоэтажек, а только незамутненный колодец хрустального январского неба, и представляю себе, что сейчас лежу в лодке посреди замершего озера - точь-в-точь опрокинутый небосвод - и эти звезды повсюду: сверху, в чаше ладоней, вокруг моей захудалой лодчонки. кажется, я знаю, чем с этим бороться: красотой, достоинством, улыбкой и теплом. тихонько вздыхаю и пишу замерзшими пальцами: я соскучилась по тебе. давай встретимся в четверг?

@темы: papercuts, revelations, stardust

21:00 

you are still yours.
если присмотреться внутрь, то можно разглядеть серые пыльные тени, они медленно накладываются одна на другую, проходят сквозь друг друга, образуя мягкую податливую одноцветную массу, от них разбегаются трещинками сладкая усталость и дремота, когда очень хочется закрыть глаза, выключить внешний мир, не видеть снов и прислушиваться к течениям внутри. я говорю: какие же у тебя мощные пронзительные слова, будто ты выжала их из собственной крови, напитала их собственной болью. я говорю: ты бросил свои слова, чувак, небрежно через плечо без досужих домыслов и скрытых неприятных намерений, а я вдруг понимаю, что они застряли в моей голове, и думаю, как же мне их выбросить. я говорю: хочется под одеяло с кем-нибудь очень теплым, мягким и бесконечно добрым и читать или спать. кажется, слишком много говорю, неосторожно вкладываю в фразы больше себя, чем следовало бы, и мне становится очень не по себе. мне, наверное, стоит чаще честно разговаривать с собой. утром, тяжелым, точно зимняя морская вода, холодно-стальным, забиваюсь в уголок в троллейбусе с помятой книгой, кутаюсь плотнее в шарф, с удивлением нащупываю корочку на неизвестно откуда взявшейся царапине на руке, и думаю о разноцветных зонтах, о том, что все мои любовно выращенные мирки так непрочны, о странных, тревожных для меня желаниях, которым я вовсе не хочу поддаваться, думаю о скорых дорогах, о неясных образах, которым все никак не вырваться наружу. я жду выходных, когда можно будет просто стоять среди звонких, столь же обнаженных деревьев, раскинув в стороны руки, подняв голову вверх, закрыв глаза, и долго-долго прислушиваться к миру в себе и вокруг и растворяться, подниматься ввысь.

@темы: moments, papercuts, stardust

21:52 

you are still yours.
стоит мне заснуть хотя бы на час раньше обычного, как ночью ко мне приходят тяжелые кровавые сновидения, в которых знакомые маленькие ступни теряются в пасти ржавых капканов, а в лифте потустороннего аэропорта я закрываю собой от недобрых глаз изрешеченное темнотой тело кого-то очень важного для меня, в котором - мой выход, мои ответы на все. как обычно, резко просыпаюсь, инстинктивно нашариваю телефон, пишу пару бессмысленных, родившихся ниоткуда слов, и мне отвечают: ложись спать дальше, не думай ни о чем. и я откидываюсь на подушку, представляя, как звучат эти слова в моей голове: вкрадчиво, терпеливо и тихо. эхом, тонким звоном, знакомым голосом и незнакомым, далеким, словно доносящимся с одной звезды за пару десятков световых лет от меня, снова эхом, стихая, рождая столь необходимую пустоту в мыслях, и я, наконец, проваливаюсь в спасительное ничто до самого рассвета, до легкого прикосновения маминой руки к плечу: вставай, вставай, не успеешь ведь.

таинственным образом сегодня, именно в тот день, когда мне позарез был нужен золотистый закатный свет, тот самый, в котором теряют очертания силуэты, а самые безжизненные картинки становятся волшебными панно, - именно в этот день небо заткано огромными облаками, движущимися над землей, точно замки, точно острова из других миров. я и О. дружно вздыхаем, выйдя из маленькой парикмахерской, и она в утешение ведет меня старыми двориками, в которых стоит чудная тишина из совсем другого времени, почти не видно окон из-за густых крон деревьев, а около парадных неизменно сидят важные рыжие коты.

я натыкаюсь на изящные строчки, на громкие, почти трогательные ответы, и не могу сдержать тихой усмешки: может, в другой реальности они даже показались бы мне настоящими, глубокими, точно срывающийся надрывный шепот после дней и дней тяжелого молчания, а теперь хочется только предупредить, удержать: не ходи по той тропе, не ходи за теми огоньками, плечи окутает чудесный морок, едва ли не прекрасное наваждение, а потом останешься с одурманенной головой на берегу без направлений, без следов назад. но что же это я.

@темы: papercuts, stardust

15:41 

you are still yours.
летнее утро - это сумасшедший аромат дыни, влажные от жаркой ночи простыни, остатки скомканных снов, бережно сваренный кофе, полоска солнечного света на теплой розовой щеке, небрежно опущенная лямка майки, витражное полотно света сквозь едва колышущуюся крону деревьев. летнее утро - это разъеденные морской солью веки, это золотая вода, легкий прищур глаз, слова, рождающиеся и умирающие внутри, сказанные одними потрескавшимися сухими губами мимолетно, легкомысленно, а в них ведь - целая вселенная, целая бездна эмоций, и от этого очень боязно, будто ступаешь босиком в холодную темную воду, которой нет конца и края. я совсем забыла, как это - шагать по самому краю чуждых мне болезненных ощущений, молча сжимать ладони и опускать кудри на уставшее лицо. летним утром меня поднимает от земли, будто я невесомый воздушный шарик, наполненный разве что одним лишь воздухом, неловко кутаюсь в прохладный шелк, будто он может прикрыть обнаженное внутри. бесконечное бездонное разливается по жилам от вида прозрачных акварельных красок, которыми взрывается небосклон ясным летним утром, глаза невольно считают блики на бирюзовой воде, и в очередной раз я касаюсь чьих-то мыслей, будто провожу ладонью по поверхности, чувствуя, что не нужна глубина, касаюсь ненавязчиво, отчаянно, и так же легко отступаю, словно невысокая ласковая волна особенно тихим дымчатым вечером.

@темы: papercuts, stardust

23:06 

you are still yours.
нужно, может быть, чтобы прошло еще немного времени прежде, чем все, даже самые крошечные трещинки зарастут зеленой свежей травой, остатки теней в углах покроются окончательно седой пылью, а давние слова перестанут даже прикасаться к поверхности, не говоря уже о том, чтобы доходить до самой глубины. мне не хватает сил на великодушие, мне не хватает мудрости на благородство. я неловко поправляю платье и резинку в копне уже отросших волос, не забываю вовремя менять в воду в стакане для моих крошек-ромашек, собранных на исходе дня летнего солнцестояния, безжалостно вырываю красивые страницы в блокноте, который так и останется пустым, и пишу В.: обязательно приезжай на выходных, потратим вместе подарочный сертификат в любимой лавке чая и кофе, опробуем новенький блендер, заглянем в тот самый ресторанчик, в который давно хотели попасть, но все никак не получалось. некоторым порывам лучше не поддаваться, к некоторым мгновениям лучше не возвращаться, лучше не оглядываться через плечо и не закрывать глаза, иначе сразу теряешь равновесие, да собирается горечь во рту.

@темы: papercuts, stardust

21:30 

you are still yours.
это человеческое присутствие накрывает меня с головой, точно огромная океанская волна, с такой силой, что тебя с каждой секундой неминуемо оттаскивает все дальше от берега, я крепче сжимаю зубы от лихорадочного, едва ли не животного гнева и только прошу-печатаю: оставь меня, оставь меня, ну оставь. бывает ли так, что присутствие заполняет пространство настолько, что чувствуешь, будто на горле сдавили петлю, и невыносимо, до хрипа, до дрожи хочется топтать ногами асфальт, заламывать в истошном нервном порыве руки, говорить лишь одни резкие отрывистые слова, что угодно, лишь бы ослабла эта хватка, лишь бы выдохнуть. битвы армад в стакане воды, непредсказуемые злобные выходки, вопросы как стены, страшные театральные жесты, от которых теперь во мне шевелятся только брезгливость и ярость, - я ненавижу это все в любом взаимодействии с себе подобными. доползаю до своего кресла, опускаю голову на ладони и беззвучно рыдаю: оставь, избавь, уходи. это пройдено столько раз, этот сценарий настолько предсказуем и отыгран во всех моих жизнях, кроме этой, этой, в которой я не хочу дать даже малейшей лазейки этим постыдным, разрушительным эмоциям. я не хочу никаких дыр, мне не нужны никакие откровенные разговоры на повышенных тонах, мне вообще не нужны такие разговоры. мама испуганно гладит меня по голове, а я чувствую, как внутри снова разрастаются истеричные пустоты, как присутствие вырождается в самое уродливое, самое убогое неприсутствие. оставь, ради бога, я не хочу этого.

@темы: papercuts, assholes

URL
21:57 

you are still yours.
кажется, острая нехватка сна на этой неделе сделала мой мир прозрачнее, мягче и податливей, он будто подернулся теплой близорукой дымкой, хрупкие стенки покрылись сеточкой трещинок, а внутри по туго натянутым скребется чей-то ноготь. мне разбивают сердце не мои эмоции, они как брошенный в воду тяжелый камень: от него расходятся во все стороны самые чудные и сладкие сценарии - им уже вряд ли найдется другое убежище, кроме моей головы и снов - застарелые неясные желания, которые я до сих пор то остервенело искореняла, то, раскрыв ладони, отпускала навстречу солнечному свету, возомнив себя в те минуты едва ли не заправским буддой, и разрастающееся в грудной клетке беспокойство, какое возникает, когда прибегаешь на платформу секунды спустя после того, как ушла последняя электричка.

в моем доме холодно и тихо по утрам, а скоро станет еще тише. я присаживаюсь на подлокотник кресла, в котором по вечерам сидит мама, и кладу голову ей на грудь. мне хочется набрать номер, услышать пару гудков, знакомое да? и в ответ обыкновенно произнести: здравствуй, друг, ну что, поедем в ***ск на пару дней? мой друг только оставил невидимые следы ладоней на подоконнике забытой посреди стольких дорог и миров крохотной квартирки. а я решаю, что завтра к обеду нужно будет раздобыть охапку нежных нарциссов.

@темы: papercuts, stardust

23:31 

you are still yours.
my body aches,
and it hurts to sing
and no one is moving
and i wish that i weren't here tonight



@темы: papercuts, sounds

23:07 

you are still yours.
мой день погружен в сумрачный обволакивающий свет, делающий тени мягче, движения - медленней, а звуки - тише и пронзительней. сжимаю покрепче книгу в руках, нехотя скидываю с себя одеяло, вздрагиваю от неожиданного сообщения - оно пришло из той жизни, от которой остались лишь черно-серебряные ленты в самой старой из шкатулок - качаю головой, удивляясь, как же иногда забавно и грустно выходит.

мама молча радуется подарку, К. ненароком ищет мою ладонь в кинотеатре, а я не поднимаю взгляда и прошу поехать со мной на море всего на пару дней. пропасть на пустынном побережье, задыхаться от ледяного ветра и долго-долго смотреть на черные неуклюжие волны, смыкающиеся над моей головой всякий раз во снах, а затем позволить разбиться всем замерзшим мыслям и заледеневшей меланхолии, вдохнуть глубоко и почувствовать, как внутри рождается долгожданное тепло. хоть бы получилось. кажется, мне не хватает именно этого.

@темы: papercuts, stardust

20:52 

you are still yours.
эта темная, бесслезная и сухая зима и хронический недосып то по глупости, то по милости делают меня совсем маленькой и незаметной. я внутри съеживаюсь в комок, неловко ковыляя по гололедице, уворачиваясь от случайных глупых автомобилей, кутаясь плотнее в хлипкий шарф. наверное, со стороны я похожа на взъерошенную птицу с подбитым крылом или неуклюжего гнома в высокой меховой шапке.

мне не нравятся бессветные утра, необходимость все время смотреть вниз, чтоб ненароком не оступиться, свет от фар, занесенные снегом скамьи, скованность движений и разливающаяся по телу тяжесть. мне хочется не спеша просыпаться и видеть в окне голубое небо, спокойно шагать по безлюдным тихим тропам, наливать чай из термоса и всем существом прислушиваться, тянуться к потрескиванию ветвей под невесомым ветром, коротать вечера среди золотистых огоньков с книгами и кофе, залезать под одеяло и обнимать знакомые плечи, касаться губами теплого лба и не отпускать чуть влажную послушную ладонь. среди этих всех скользких перекрестков, бессмысленного шума очень нужен твердый локоть, за который всегда можно ухватиться, а я только крепче сжимаю покрасневшие от холода ладошки в карманах и совсем не грациозно пытаюсь сохранить равновесие и твердую походку. от всех этих белесых улиц, однотонных прохожих, просроченных обязательств и застарелых ранок отчаянно хочется укрыться под теплым одеялом, слоем из музыки, пледов и страниц, выдуманных миров, в самых неприглядных снах.

я правда медленнее дышу этой зимой.

@темы: papercuts, stardust

16:09 

you are still yours.
шагаю сквозь эти медленные скомканные дни осторожно, не делая лишнего шума, прошу внутренней тишины и почти мирюсь с тем, что даже дневной тусклый свет больше не может разогнать пыльные тени по углам, лишь равнодушно касается очертаний, лица, постели и так же равнодушно растворяется в бесцветных холодных сумерках. записки остаются недописанными, книги - недочитанными, а глаза - плотно закрытыми в попытках усмирить волну беспричинного гнева от неоправданно громких слов, требований, лишних движений и никому не нужной морали. присутствие еще больше усугубляет не-присутствие, меня захлестывает непринадлежность и молчаливая меланхолия, пишу глупые слова неразборчиво, пропуская знаки препинания, стынут пальцы в перчатках, а небо - одно сплошное грязное месиво. в моем доме долго не зажигаются огни, нет молока для кофе, сиротливо валяются на подоконнике полузабытые карты и высохшие кленовые листки из далекого призрачного уже октября. наверное, скоро наступит зима, а мне отчаянно нужна точка на оси координат.

@темы: papercuts

02:11 

you are still yours.
I've grown numb
Dry as my tear ducts,
I've grown dumb
and empty
But don't give up on me



@темы: papercuts, sounds, лисий хвост

21:50 

you are still yours.
медовое пряное тепло ощущаю спиной, морщится невольно усталый лоб от призрачных прикосновений, ладони тяжелеют от знакомых очертаний и контуров, от шершавой ткани, ушей ненароком касается тихий отзвук невнятно произнесенных слов - ненужных, чудесных в своем ритме, будто далекую мелодию принес на своих руках ночной ветер. выгибаюсь дугой от почти невыносимой сладости этих воображаемых ощущений, обретшими вдруг собственную жизнь и реальность, закрываю покрывшееся капельками пота лицо подушкой, с силой прижимаю к глазам, чтобы не чувствовать лишней соли, не видеть образов, смазанных, словно неумелый набросок акварелью, зыбких и очень тонких, только потяни ленту - и все волшебство пропадет, развяжется поясок на горле, останутся холодные стены, тусклый свет ночника в коридоре, да жмущиеся по углам тени.

иногда я чувствую, что моя кровать несется по огромным неповоротливым водам черного океана, и волны подбираются к мне и ласково зовут в спасительную темноту, и тогда, когда я уже готова протянуть ладонь, меня обжигает лихорадочное не-присутствие, от которого могу только скрючиваться на влажных простынях и беззвучно глотать воздух, раскрыв рот, точно рыба. я все жду, когда же перестанет бить внутри барабанная дробь от любого брошенного слова, когда же во снах ко мне перестанут приходить насмешливый поворот огненно-золотистой головы и безжалостно поджатые бескровные губы, когда же все во мне сможет принять, что не все письма имеют счастливый конец, не все дороги приводят к нужным перекресткам, а некоторые слова тускнеют, теряют свою искренность, точно серебряный крестик на груди, и это вовсе не значит, что они не были правдивыми, просто ведь так бывает, что ничего не остается прежним подолгу.

я отчаянно борюсь с этой зависимостью, с этим застреванием на несколько месяцев назад, когда все вокруг уже вовсю несется вперед, и нещадно проигрываю.
кажется, мне нужна помощь.


@темы: papercuts, assholes

lucy, remember?

главная