• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: revelations (список заголовков)
21:34 

уроки 2016

you are still yours.
1) есть люди, которые не умеют творить чудеса, не умеют откликаться на них, даже если они происходят прямо у них под носом.
2) иногда люди разбивают тебе сердце вдребезги, и при этом им нисколечко тебя не жаль.
3) так и не произнесенное прости может причинять боль и не давать спать по ночам.
4) путешествовать надо одному или с тем, кого любишь.
5) можно быть бесконечно влюбленным в море и звездное небо.
6) если в тебе растет лес, то он обязательно и неизменно вырастает заново, даже если его выжигают на корню.
7) музыка и книги - это то, что может тебя спасти.
8) всегда и во всем наступает точка невозврата, тот самый момент, когда остро и больно осознаешь, что смотреть назад уже нельзя.
9) бывают мгновения, когда с болезненной ясностью понимаешь мимолетность жизненных потоков, что времени катастрофически мало.
10) бывают и те мгновения, когда свет пронизывает тебя насквозь, когда ты весь состоишь из золотистого сияния, медовой прозрачности. это и есть принадлежность.
11) вчера ты можешь валяться на полу в ванной, всхлипывая от боли, а сегодня уже изящно поправлять волосы, улыбаться кому-то в трубку, легко идти в развевающейся юбке, целовать теплые щеки и чувствовать себя при этом самой счастливой девочкой на свете. и это нормально.
12) общение с людьми требует столько драгоценной энергии, что невольно сужаешь свой круг до самых-самых близких и дорогих.
13) если не оставаться одному на какое-то время, как тогда можно слышать себя?
14) нужно уметь не только уходить вовремя, но и больше никогда не возвращаться.
15) можно до скулежа, до ломоты скучать по человеку и тем не менее не желать его видеть больше рядом с собой.
16) а можно скучать с улыбкой на лице, с радостным трепетным ожиданием скорой встречи, вприпрыжку идти по улицам и чувствовать, как свет льется из твоих глаз.
17) расти можно только через боль, через преодоление себя.
18) если проснуться, заварить себе кофе, прилично одеться, привести волосы в порядок и пойти на работу - это все, на что хватает твоих сил, значит, твой личный Эверест на сегодня покорен.
19) неторопливые утра - сплошь сонные поцелуи, порывистые объятия, запах светлых волос и теплой кожи, кружки кофе и смущенные улыбки - бесценно.
20) плохо, когда ночью к тебе не приходит сон, когда голову разрывают сотни неотвеченных вопросов, когда ты снова и снова рассыпаешься в пыль, но еще хуже, когда каждый день приходится смотреть насквозь и прямо, здороваться нейтрально-вежливо и каждый раз проходя мимо, мысленно молить себя не разломаться, не споткнуться, не повернуть головы назад.
21) тебя достаточно. тебя всегда было достаточно. в этом никогда нельзя сомневаться.

@темы: stardust, revelations, moments, breathe

18:20 

you are still yours.
мне, наверное, стоит набраться смелости и честно признаться себе самой в самых простых и пронзительных истинах, проговорить их, всматриваясь в каштаново-золотистую радужку глаз в зеркале, выплакать их в предрассветной тиши, звенящей от перемешанных призрачных границ и расплывающихся очертаний, наэлектризованной волшебством и сладкой мучительной тоской, выдохнуть их на оконное стекло соленым шепотом, рассыпать их на подоконники вырванными из блокнотов страницами, лихорадочно исписанными моими тяжкими снами, недочитанными книгами с загнутыми уголками и помятыми обложками.

признаться в том, что я все еще никак не могу прогнать с кожи ощущения прохладных сухих ладоней, они остались шелковыми нитями под кожей запястий, потускневшими и рваными, но все еще мягкими, трепетными, с теплым привкусом печали, меда, соли и весенней нежности. эти невесомые ниточки остаются ошеломительно значимыми и все обжигают мне руки по утрам. мне стоит признаться в том, что некоторые слова я все еще произношу, как стихотворение, наизусть, горячим громким шепотом в подушку, слышу их, блуждая в своих бесцветных снах, они осели звездной пылью на плечах, въелись царапинками под лопатками, проступают капельками крови около ногтей. от их прежней огромности, от витражной мотыльковости осталась одна лишь хрупкая потрескавшаяся оболочка, они рассыпались буква за буквой, не выдержав безжалостного благоразумия, их выжгли молчание и ненастоящесть, но они по-прежнему протягиваются от виска к виску раскаленным прутиком, пробивают бреши в моих наспех выстроенных крепостях, и я сжимаю до скрежета зубы, разглаживаю тонкие болезненные морщинки на лбу и чувствую, как выходит из берегов холодное темное озеро внутри.

мне стоит признаться в том, что я все еще знаю, что говорила бы тебе, позвякивая чашками в кофейнях, выбирая новые туфли, пропадая в книжном магазине, обнимая улицы и небо, и деревья, и крыши, смотря на огонь на морском берегу, спуская затвор фотоаппарата, чертя маршруты прямо на красивых глянцевых картах, путаясь в мятых простынях, выходя из ванной. я бы знала это все, потому что мне совсем не пришлось бы говорить попусту, ведь достаточно было бы улыбаться в ответ, прикасаться к плечу, целовать уголки губ и протягивать в ладонях переполняющий меня свет. мне стоит признаться в том, что я все еще не могу смотреть в глаза, потому что меня начинает выворачивать и корежить изнутри, будто внутренности сжимают стремительно растущие древесные корни. в том, что я все еще вздрагиваю при виде небесно-голубых рубашек и автомобилей той же модели, что была у тебя, выбираю платья твоего любимого синего цвета, а под левой ключицей я все еще берегу названия твоих любимых книг, твои сожаления и разочарования, встречи и стремления, сомнения и страхи. они выцветают с каждым днем, растворяются в горечи, в непрощении, но по-прежнему не дают мне покоя по ночам, заставляют шагать наощупь в темноте, и ступни мне ранит холодная жухлая трава на обрыве из моих снов.

я терплю поражение в этой странной войне за право тебя не знать и не помнить. и лучше мне распластаться по земле, быть выброшенной на берег, изрешеченной сотней снарядов, чем искать перемирия.

@темы: revelations, papercuts

21:24 

you are still yours.
в воздухе вдруг сегодня с самого утра разливается прохладный запах талого снега и тончайшее робкое тепло, небо расцветает чистыми красками, будто улыбается в ожидании весны, я снимаю шапку с уже отросших кудрей, не смотрю под ноги, набираю в пригоршни синеватое сияние и, с едва слышным вздохом облегчения подставляя лицо солнечным лучам, понимаю, как же устала от беспокойной, мятущейся зимы, от темных рассветов и тревожных снов, от болезненного заледенелого молчания и раздробленности внутри. выбираю сегодня только самые правильные песни, в которых - свет, воспаренность, красота и легкая улыбка, какая бывает, когда боль вдруг становится лишь очередным бесцветным клубком где-то в межреберье, готовлю две огромных кружки какао с зефирками для себя и мамы, поступь легка, в волосах - ветерок и птичьи трели, неожиданно раздавшиеся меж березовых ветвей в начале февраля, тени позади, запястье пахнет жасмином, зарождается теплота, еще хрупкая, еще трепетная, но я знаю теперь, что у меня достанет сил позволить ей наполнить однажды меня до самой лохматой макушки, проступить едва заметным мерцанием под тонкой кожей, прогнать все холодные сквозняки, и я знаю, что для этого мне нужен только тот, кто смотрит на меня из зеркала и неистово машет мне рукой, будто старому доброму другу, наконец-то вернувшемуся домой.

@темы: breathe, revelations

21:06 

you are still yours.
наверное, проще отпускать то, что никогда и не было настоящим, чем разбивать руки в кровь, пытаясь вернуть огромное, важное и искреннее.
нет никаких чудовищ под кроватями, чудовища улыбаются самыми прекрасными улыбками на земле, в которых ты не видишь ни капельки фальши, и ты тонешь, растворяешься в сияющем взгляде, который всего лишь пустое стекло, отражающее твой собственный свет, но никак не излучающее свой, чудовища говорят тебе люблю на сбивчивом жарком выдохе, а потом виновато потупив глаза шепчут, что то было ошибкой, то было неправильным, и не стоило этого говорить. конечно, не стоило, такие важные слова, такие огромные, несущие в себе столько смысла и искренности, - такие слова не для малодушных и не для ненастоящих. я больше не хочу вспоминать прикосновения рук и осторожные теплые поцелуи, потому что меня целовали без любви, потому что ко мне прикасались без трепетной нежности, без желания сберечь. мне легко и ясно, потому что ненастоящесть все равно всегда вылезает наружу, потому что каждое мое слово, каждый мой порыв, каждая брошенная строчка из песни, каждый слезный шепот - потому что мое все было до предела искренним, сильным и наполненным, и разве мне нужно просить прощения и стыдливо опускать глаза. мне пронзительно и больно, потому что игра была столь тонкой, столь убедительной, что на еще шесть проклятых - выплаканных, бессонных, мучительно-горьких - месяцев, за которые мои внутренние деревца превратились в сплошную серебристую пыль, на еще шесть месяцев меня сводила с ума надежда о возвращении, о залечивании всех глупых ранок. мне тихо и просто, потому что, наконец, нашлись все переменные этого запутанного несуразного уравнения, потому что я хочу забрать обратно к себе свои лучшие песни, ты не стоишь ни одной строчки, ни одного звука, я хочу забрать обратно свои снимки, напоенные солнцем, пропитанные моей нежностью, самым хрупким теплом, которое я только была способна подарить другому человеку, потому что это все не должно оставаться в фальшивых руках. мне блаженно пусто и холодно, потому мне больше не нужно кусать губы от вины и стыда за себя, потому что я бы боролась за тебя до самого конца с гордо поднятой головой и горящими глазами, потому что я потеряла лишь неискренние признания - им разве что медный грош цена, - сбросила с плеч унижающие меня снисходительность и жалость - их я по наивности своей приняла за нечто настоящее. мне невыразимо и ясно никак, и я все думаю о том, что мне нужно уехать к морю на пару дней, а еще о том, что все мое всегда было моим и со мной.

@темы: revelations, papercuts

21:10 

you are still yours.
А.В. - совершенно удивительная женщина с копной густых светлых волос, ясным и твердым взглядом серых глаз и уверенной размашистой походкой. властная, не смущающаяся отпускать весьма язвительные шуточки, она, тем не менее, не перестает изумлять меня щедростью души, непоколебимой любовью к жизни и к людям, наполняющим ее смыслом, и обостренным чувством справедливости. ее теплота спокойна и уверенна, тяжела, как нагревшийся в полдень камешек, ложится на плечи мягким покрывалом, и в этом тепле хочется остаться подольше, мне даже не нужно ни о чем разговаривать, достаточно быть рядом и жмуриться от удовольствия. и тем ценнее и трогательней ее проявления заботы обо мне, это подобно тому, как гордый прекрасный лебедь укрывает белоснежным крылом нескладного желторотого птенца. у меня для вас кое-что есть, - не отрываясь от руля, указывает на пакет на заднем сиденье, и я невольно улыбаюсь, потому что от него пахнет карамелью и кофе, потому что кофе для меня - неизменный повод для улыбки, и она это знает, как никто другой. уходите, я отпрошу вас у вашего директора, - приходит мне сообщение посреди невероятно скучного и глупого совещания, поднимаю голову, и А.В. лукаво щурится и мотает головой в сторону двери, мол, иди уже. как жаль, что вы решили заболеть, как раз когда я зашла к вам в гости на кофе, - приходит мне почти моментально после того, как дрожа от озноба, с горячей головой и воспаленным мозгом, я ухожу домой приводить себя в чувство. как вы себя чувствуете? давайте я вас довезу до работы, вам нельзя разгуливать по улице, - на следующее утро. и я улыбаюсь, как дурочка, и благодарю, и изумляюсь тому, что такой занятой человек, как она, успешная бизнес-леди и второе лицо в компании, находит время и желание справляться обо мне, глупом заблудившемся птенце. и еще тому, что от 37-летней женщины, которая никогда ничего мне не обещала и в принципе не должна ко мне так относиться, получаю больше ласки и заботы, чем от человека, который однажды пообещал меня беречь и заботиться, и теперь так старательно вычеркивает просто лишь факт моего существования. и это ли не чудесная ирония.

@темы: revelations, stardust

22:50 

you are still yours.
я очень люблю приходить в гости к чудесной воздушной В., потому что там всегда вкуснейший заморский чай, огромное количество безделушек, привезенных издалека и сделанных ее волшебными изящными руками, которые я с удовольствием рассматриваю часами, разбросанные по полу диковинные рисунки, и самое главное - осмысленные разговоры, мягкая улыбка и душевное тепло - будто солнечный луч скользнул по лицу, застрял в ресницах.

развешиваю в гостиной открытки с добрыми пожеланиями и правильными словами, зажигаю огни, позволяю себе потеряться в книжных историях, громко и легко смеюсь, потому что сегодня - каток, музыка, раскрасневшиеся щеки, мятный кофе, крупные хлопья снега на мехе капюшона, мягкие завитки волос, самые простые истины на свете. и возвращаясь домой под крупными высыпавшими на небе звездами, я поднимаю голову вверх, выдыхаю облачко пара и громко произношу, как заклинание: я обязательно вернусь к себе, однажды все мои миры снова обретутся.

@темы: breathe, revelations, stardust

20:57 

you are still yours.
просыпаюсь под нежные звуки sterеophonics, от того, что на груди пошевельнулась теплая пушистая тяжесть, в окно плеснула вдруг нечаянная небесная синева, от того, что по кончикам пальцев спущенной с кровати левой руки талыми капельками стекают последние ощущения тебя, запах теплой кожи за мочкой уха, звуки настоящего смеха и шершавость прохладных ладоней, весь ты, взъерошенный и несуразный, с острым взглядом и светлыми волосами, вдруг превращаешься в прозрачную лужицу на моем полу, которая вскоре истончится, испарится в солнечных лучах. потягиваюсь, сонно шагаю на носочках на балкон, осторожно прикасаюсь к воспаленным векам, на них остались кровоточащие трещинки, и с отчетливой ясностью, будто кто-то приложил холодное лезвие ножа к горячему лбу, понимаю, что тот ты, который бережно держал меня в ладонях, улыбался мне открыто и по-настоящему и не стыдился смотреть на меня восхищенно и влюбленно, - тот ты, которого я трепетно носила под левой ключицей, умер, рассыпался на тысячи бессмысленных медяков, брошенных под ноги безжалостных слов, растворился в равнодушии и недосказанности. я думаю о чистоте сердца и предельной честности перед собой и изгоняю стыд из собственной головы, стыд за ту надрывную искренность, за натянутые до предела нервы, пробитые навылет соленые ночи, за пронзительные песни на повторе, за убогое слезное желание прикасаться к тебе, впечатать тебя в свои ослабевшие ладони. мне не должно быть так стыдно, ведь все мое было ужасающе правдивым, болезненно честным, мне жаль, так жаль, что этого недостаточно, чтобы у нас появилась наша собственная история, что за меня слишком страшно бороться, гораздо благоразумней и удобней забиться в раковинку, выстроить стены, правильно расставить баррикады. выкуриваю из легких все ранящие иголочки, вишнево-кровавую горечь, несбывшиеся наваждения и тяжелую разъедающую печаль, обнимаю свои обугленные изломанные внутренние деревца, захожу по шею в спасительную темную воду, отталкиваю от себя грустные слова, нет смысла больше молча умирать, нет смысла больше терпеть боль. мне нужно возвращаться к себе, вспоминать заново, как это - позволять ниточкам солнечного света проходить сквозь ладони, побегам теплоты и смысла пробиваться сквозь изрешеченную грудную клетку, дорогам ложиться под подошвы старых ботинок, сказкам виться вокруг тяжелой одурманенной травами головы и сворачиваться клубками около изголовья. мне нужно вспомнить, как творить обыкновенные чудеса, танцевать легко и неуклюже, молчать о важных вещах, мягко улыбаться, не подпускать никого больше к моим хрупким склянкам со светом, подпевать волшебным песенкам и вовремя закрывать двери от холодных ветров. быть важнее глупых привязанностей и огромней тоски. быть миром-в-себе.

с днем рождения, любимый не-мой.
будь счастливым. будь бессмысленным.

@темы: revelations, papercuts

01:05 

you are still yours.
кажется, внутри поселилось столько тягостных мыслей, столь нескладно сгорблены плечи от нежданной, ударившей внезапно и резко тяжести, что в очередное маленькое путешествие я отправляюсь совсем налегке: старые сандалии, пара амулетов на радость, непослушные волосы, один объектив, выдранные блокнотные страницы, потрепанный рюкзак, страшное послевкусие самых значимых слов, после которых - все, одна обнаженность, болезненно нагая откровенность. отправляюсь, улыбаясь и плача в трубку старому другу, робко мечтая об ослепительно белых чаячьих утрах, мягкой постели, других измерениях, тысячах звуках невероятного пряного дышащего мира, блаженной наполненной пустоте, позволяя десяткам сценариев, которым, кажется, не стать реальностью, роиться в усталой, окутанной туманом голове, содрогаясь от глубины написанных, пусть и не произнесенных слов, содрогаясь и все же завороженно всматриваясь в это невероятное нечто, которое так страшно, так ужасающе страшно называть коротеньким словом из странных шести букв. я чувствую, как разрываются тонкие серебристые нити, сдвигаются границы, миры внутри рассыпаются в мерцающую звездную пыль, бессильно опускаются ладони, это больше, чем боль, это меньше, чем откровение. допиваю остывший кофе, смахиваю со лба бессонные тени, мысленно обнимаю того, кто приходит ко мне в самых сокрушительных, самых пронзительных снах, закрываю за собой дверь и прыгаю, крепко зажмурив глаза, в очередное ошеломительное никуда. боженька, избави.

@темы: revelations, papercuts

02:12 

you are still yours.
мой ласковый любимый город протягивает мне пригоршни солнечного света в заскорузлых ладошках укромных двориков, окутывает плечи теплыми оранжевыми сумерками, улыбается щербатыми улыбками покосившихся окон и блестящих крыш. я снова хожу знакомыми тропами, оставляя царапинки на загорелых пыльных коленках, распускаю влажные кудри по ветру, наполненному полынной горчинкой и прозрачной небесной синевой, кладу гудящую от звона сверчков, от шелеста золотистых колосков голову на шершавый камень, который щедро делится со мной собранным за день теплом, и падаю, падаю в пенящийся океан неба над головой. и мне чудится, что в этот невозможно до сладкой дрожи чудный вечер я смогу найти в себе силы и вспомнить, наконец, о том, что действительно имеет значение - о мире-в-себе, о воздушной цельности и доброй сотне дорог, о принадлежности, смелости и музыке, заполняющей все черные пустоты внутри чистейшим светом, о самых значимых, самых простых жестах, в которых - любовь и осмысленность, о радости, ни к чему не привязанной, и внутренних деревьях, так нуждающимся в искренних порывах, трогательных улыбках. я раскрываю ладони, и мне чудится, что развязываются тягостные узелки, истончаются глупые болезненные привязанности, отдаваясь между ребер лишь слабым мимолетным отзвуком, будто случайное прикосновение к гитарной струне. в месте, которое помнит все мои самые сокровенные шепоты, разбитые дни и прошлые жизни, которое неизменно встречает меня залитыми закатным золотом улочками и ласковыми изумрудными утрами на подоконнике, разъедающая горечь превращается в нежную тонкую печаль, а острая абсурдность вдруг сглаживается, ломает все свои шипы. как же мне собрать всю эту теплоту в банку, как же унести с собой и не расплескать по пути, уберечь от безжалостных слов и бессмыслицы и дать расцвести изнутри.

@темы: revelations, papercuts, moments, breathe

12:55 

you are still yours.
после ночи, наполненной лихорадочными шепотами-мольбами, неясными тенями под закрытыми веками и влажностью близкой грозы, встречать податливое, приглушенное утро субботы нужно крепко обхватив себя за плечи, небрежно распустив волосы, растворяя взгляд в набухших теплыми дождями облаках за окном. стираю ладонью скопившуюся в уголках губ печаль, с улыбкой читаю ночные сообщения от В. - удивительным образом она оказывается рядом, будто излучающая свет сказочная фея, на лопатках остались следы маленьких сильных пальцев - подбираю под себя босые ступни, чтобы сегодня их не коснулись грустные мысли о подсвеченных окнах, порогах, о значимых словах, которыми так привыкли разбрасываться, как пригоршнями монеток, о потускневших обещаниях и выцветших порывах. выбираю правильную музыку и самый ароматный кофе на завтрак, раскрываю ладони и развязываю все серебристые ниточки принадлежности, все алые ленты нежности, подернутой горечью от бессмысленного ожидания, от изломавших внутренности невозможностей. сегодня мне хочется думать о предстоящих дорогах, об утреннем свете, закупоренном в укромных цветущих двориках, ошеломляюще прекрасных звуках и не моих жизнях, о тех, кто не стыдится улыбаться мне, о том, что во мне хватит солнечной цельности, великодушной и мудрой мировости на всю эту горькую абсурдность. сегодня я не хочу выбирать печаль.

@темы: revelations, papercuts, moments

22:31 

you are still yours.
в голове разрываются минами глухие сомнения, болезненная ярость и бессилие, я отбиваюсь от этих разрушительных ощущений, от беспощадности замкнутого круга и иронии вновь и вновь повторяющихся историй. всхлипываю от той силы, с которой в мыслях взрываются и становятся бесформенной серой крошкой ошеломительно прекрасные слова, трогательно искренние признания, и не выдерживаю, совсем не выдерживаю ласкового медового взгляда В. я бормочу, находясь будто бы в бреду, что-то про покачнувшиеся весы, разбитые миры, оглушающее молчание и пьяные зависимости, неожиданно ударившие сильно и жестко. ничего не спрашивая, В. только накидывает чистое полотенце на мои промокшие от вечернего дождя волосы, пододвигает ближе кружку чая с чабрецом и тихонько сжимает мои пальцы в маленькой узкой ладони. и я так и засыпаю, с теплом ее руки в своей, еще чувствуя соль на воспаленной коже щек, проваливаясь в спасительную непроглядную темноту, как в озеро ледяной черной воды, и последней внятной мыслью отзвучало в висках: отпусти, господи, избави.

а утром я просыпаюсь от звуков осторожных шагов босых ног по полу, под прикрытыми веками пляшут теплые золотистые тени, а кожа пахнет солью и смятыми простынями. поворачиваю голову к свету - он пробивается сквозь оранжевые занавески и расцвечивает пол ослепительными полосками, погружая пространство в уютный прохладный полумрак - чуть потягиваюсь, и на лоб тут же опускаются знакомые узкие ладони, к плечу приникает светлая голова с пушистыми колечками волос, в утреннем свете она кажется объятой облаком чистейшего сияния, я невольно щурюсь и не могу не улыбнуться: голубоглазый ты одуванчик... и меня обволакивают пряное нежнейшее присутствие, запахи кофе с морожеными и корицей, мягкие звуки летнего утра за окном, будто лежишь в гамаке под деревьями в солнечный день и ощущаешь кожей заплатки света, когда он проходит сквозь листву, то становится особенно прозрачным, истончается до хрупкой зеленоватой дымки над головой. и я вспоминаю о том, что я есть нечто гораздо большее, чем сожаление, чем мимолетность. о том, что есть осмысленность и значимость под тонкой кожей запястий, и что мои внутренние деревья цветут не от собственнических мыслей, не от изломанных лихорадочных желаний, а от нежности, от готовности раскрывать ладони и щедро делиться. и моя ли вина в том, что течения меняют ход, жесты тускнеют, и на перекрестках снова, кажется, сломались все светофоры. моя искренность всегда со мной, - думаю я с благодарностью, легко касаясь губами светлой, пахнущей медом макушки.

@темы: breathe, moments, papercuts, revelations

22:44 

you are still yours.
волшебность живет в искорках в глубине глаз, в мимолетных тихих улыбках, в тех, которые чуточку с грустинкой и понимающей ласковостью, она живет в неожиданных жестах и в чаше протянутых к небу ладоней, в беззащитности выступающих под загорелой кожей ключиц и золотистых колечках волос, которые то и дело приходится сдувать со лба. волшебность прячется среди баночек с кофе по утрам, в поступи босых ног, растянутых майках и мисках с ароматной, налитой кровью клубникой, она исходит родным запахом от маминых волос и ложится улыбающимися морщинками в уголках рта, сворачивается клубком посередине книг, рассыпается солнечными отблесками на подоконниках и воплощается в очередной сотне неуклюжих снимков. но все же больше всего ее внутри, когда она плещется между ребер спокойными теплыми волнами, как тихонько выдыхающее на рассвете море, и наполняет так, что, кажется, сейчас или задохнешься, или расплачешься. она рождается во мне и живет внутри меня, и как же глупо с моей стороны продолжать надеяться, что однажды эту волшебность могут привнести извне.

@темы: stardust, revelations

00:20 

you are still yours.
бежать во весь дух среди высоких, по пояс, налитых золотом колосьев пшеницы, сбрасывая с себя тяжелые мысли и тревожные сомнения, скидывая с плеч лихорадочные шепотки и глупые, глупые желания, ощущать каждым сантиметром кожи прозрачную патоку зыбкого летнего заката, когда травинки истончаются, плывут в дурманном мареве, а ладони, кажется, светятся изнутри, задирать голову вверх, пытаясь вобрать в себя огромное небо, океаны воздуха и чистейшую, незамутненную тишину, будто весь мир затаил дыхание - все это так правильно, так необходимо.

мы разворачиваем любовно приготовленные О. бутерброды, пальцы липкие от клубничного сока, на голых коленках шершавые следы земли и трогательные царапинки, вслушиваемся в нежнейшее шуршание колосков и до самого захода солнца валяемся на пледе - клетчатого островка посреди бескрайнего пшеничного моря. а когда на небе загораются звезды - мерцающие глазки в пурпурно-лиловой глубине - можно долго-долго лежать на спине, тихонько напевать волшебные песенки и ощущать, как целый мир, расплывающийся в синеватых сумерках, звонкий, пьяный этой июньской оглушительной ночью, откликается на эти неуклюжие напевы, сворачивается клубком в ямке над ключицей. развязываются вдруг тугие узелки внутри, стала ровнее гладь, и все лишнее, все, что тянет вниз и приносит беспокойные сны на рассвете, забилось на самый пыльный чердак, отступило назад, давая дышать и быть трепетно, восторженно живым.

@темы: breathe, moments, revelations

11:43 

you are still yours.
просыпаясь утрами от легких щекотных прикосновений солнечных отблесков на щеках и лбу, я неизменно чихаю, сонно протираю глаза, хотя от этого извечно скапливающиеся под ними тени меньше вовсе не становятся, и зарываюсь еще на пару сладостных минут в подушку и влажные запахи еще не до конца растворившихся ночных наваждений. поправляю свой одеяльный замок, закрываю глаза и позволяю себе на мгновение погрузиться в невесомые ощущения теплой кожи под пальцами, неслышные звуки дыхания над ухом, призрачный аромат теплоты и уютности - так всегда пахнут только что выглаженные простыни. и я чувствую, как внутри крепнут нежные побеги еще одной значимости, самой правильной на свете осмысленности, их хочется укрыть бережно ладонями, и от этого так сладко страшно, так болезненно радостно. а где-то на пороге притулилась, сгорбив плечи, бесслезная горечь понимания простейших истин, но сейчас ей вовсе нет места здесь, ведь я надежно закрываю все двери и заделываю все щели. качаю взлохмаченной головой, мысленно посылаю пожелания доброго утра в надежде на то, что все же они найдут своего адресата и обернутся мягким серебристым платком вокруг шеи, и босиком, щурясь от яркого света, иду на залитую утренним солнцем кухню готовить кофе.

все больше и больше мгновений, о которых - не написать, не выразить, а можно только хранить внутри, возвращаясь к ним снова и снова в беспокойные предрассветные часы, когда реальность становится, как глина, мягкой и податливой, все грани - зыбкими, а слова, произнесенные лихорадочным шепотом, находят собственное воплощение. мне боязно заглядывать под поверхность, ступать глубже, я иду, кажется, на ощупь с повязкой на глазах, а мои мировость и цельность словно натянуты до предела, до хрупкого звона, в них я чувствую рождение чего-то совершенно удивительного, большого, пугающего и прекрасного одновременно, будто скоро закончится одна из моих дорог, приведет, наконец, к долгожданной цели. сухая и прохладная ладонь В. как маячок осязаемости, как молчаливое доказательство бытия - ты есть, ты существуешь здесь, в паре десятков сантиметров от меня. и я только крепче обнимаю сильные плечи, изгиб которых обязательно однажды станет совсем родным и знакомым, и улыбаюсь сквозь искрящуюся солнцем слезную дымку. быть может, мне даже чуточку больно от этих осторожных касаний к моим деревьям внутри, самому сокровенному из моих миров, будто сняли все покровы, коснулись внутренних струн, и вот я стою, полуобнаженная, растворенная в свете, пронизанная необычайно огромным присутствием, с вытащенными на поверхность застарелыми истинами и ранками. и все же, и все же в межреберье свернулась тугими кольцами горячая благодарность, совершенно невыразимая, бесконечно правильная. мне бы еще чуть-чуть смелости, мне бы еще немного наполненности.

@темы: stardust, revelations

23:48 

you are still yours.
отправляясь к притихшему апрельскому морю за умиротворением, неспешным созерцанием и наполняющей тишиной, я и помыслить не могла, что обрету на разноцветном каменистом берегу не только это, не только утра, наполненные ласковым журчанием волн и тончайшими ниточками солнца, не только теплые закаты, похожие на нежные акварельные мазки, десятки укромных, пахнущих диким разнотравьем и солью троп, не только проходящие сквозь замерзшие ладони снопы принадлежности ошеломительному, сияющему миру, - не только это, но и нечто иное, нечто огромное, наполняющее меня до самой макушки, рвущееся из грудной клетки, отчего хочется улыбаться и смаргивать с ресниц теплые золотистые слезы. я шепчу во влажную от наваждений подушку горячечные бессвязности, от них спасти могут разве что холодные сны, в которых меня осторожно подхватывает бирюзовая морская вода.

неловко ковыляю среди валунов, следуя за синеватым благоухающим рассветом, засыпаю среди соснового дурмана, среди океана полуденного сияния, растворяюсь в сырых туманах, восторженно кричу что-то в шторм, в самое трепещущее сердце разбушевавшегося моря, ставшего вдруг неповоротливым и грозным, а вечерами, молчаливыми и прохладными, заворачиваюсь покрепче в пуховое одеяло на крошечной веранде и слушаю далекий морской рокот и дождливые шепоты среди листвы. и так пронзительно, так ясно чувствую, как нетвердыми шагами приближаюсь к краешку то ли еще одной бездны, то ли еще одной вселенной, робко протягивая ладони, которые столь долгое время держали собственный свет, не давая ему разлиться. кажется, апрель изменил все. кажется, море внутри вышло из берегов.


@темы: revelations, images, breathe

13:52 

you are still yours.
есть такие моменты, о которых очень, очень сложно рассказывать хоть сколько-нибудь внятно, можно лишь их бережно носить в себе, как хрупкую склянку живого золотистого света, и вспоминать ощущения океанов воздуха над головой, щекочущее тепло растрепавшихся по ветру темных кудрей, ненавязчивое, совершенно правильное присутствие у себя за спиной, растекшуюся насколько хватает глаз озерную бирюзу, огромные замки облаков, стеной надвигающихся на безмятежный прозрачный горизонт. я стою на самом-самом краешке, оглушенная внезапной тишиной, мягкими рыжеватыми красками и плавными линиями отряхивающихся от зимней серости лугов, бесконечностью пространства, пронизанного нечаянным полуденным солнцем, и чувствую, как внутри все вытягивается в тончайшую струнку, как весь этот свет и воздух проходит сквозь ладони, заполняет пустоты, заглушает лихорадочные порывы, засевшие до этого между ребер сосущим болезненным клубком, как сползают с плеч неясные тревожные тени, а на лбу разглаживаются нервные морщинки. с облегчением откидываю голову на спинку сиденья, с улыбкой слушаю негромкий вкрадчивый голос В., он звучит как лучшая в мире колыбельная, серебристые нити мягкой осторожной принадлежности, прикрываю глаза, чтобы увидеть, как пляшут в движущейся темноте солнечные отблески, минутно сокрушаюсь, что так мало, так мало времени, и скоро придется возвратиться назад, и проваливаюсь в опрокинутую чашу ясного апрельского неба, беззащитную хрупкость обнаженных деревьев, теплое присутствие рядом и тихонько, со сладкой дрожью выдыхаю: спасибо, спасибо.

@темы: breathe, moments, revelations

22:07 

you are still yours.
осмысленность - возвращаясь после занятий поздно вечером домой, неловко ковыляя через темный пустой двор, увидеть свет в собственном окне и улыбнуться невольно, ведь свет этот - теплый мамин поцелуй в лоб и ее светящиеся морщинки около глаз, и запахи сушеных трав на кухне, и осторожные шаги босых ног в коридоре.
значимость - спускать затвор на фотоаппарате, и черкать очередные образы в блокнот искусанным карандашом, и нестись, как угорелый, на закат, придавать утреннему золотому сиянию осязаемую форму.
принадлежность - опускать голову на кресло в самолете и дрожать внутри от ожидания реальностей, к которым только предстоит прикоснуться, шагать по разноцветным мостовым, пропадать в электричках и корябать будущие маршруты, и раскрывать ладони навстречу, и обнимать родной мир из пахнущих талыми сумерками троп.
счастье - крепко обнимать К. за веснушчатые плечи, покрываться румянцем от восхищенных взглядов В., негромко отвечать и не бояться собственной искренности, и чувствовать силу в собственных мышцах, и смело смеяться, и вспоминать добрые слова перед сном.

этого так много, и все это так правильно, что иначе просто и быть не может.

@темы: revelations, breathe

23:53 

you are still yours.
полуденный лес сегодня рассыпается бежевыми, рыжими и коричневыми пятнами, робко протягивая обнаженные ветви к белесому небу, из глубины которого льется тот самый прозрачный сероватый свет, который по обыкновению бывает в первые мартовские дни. влажная черная земля пахнет теплом и дымом, и я с облегчением снимаю надоевшую шапку с лохматой головы. в моей сумке оказываются приветы из далекого выжженного раскаленного Египта - сладкая халва и пакетик чая, от которого пахнет чем-то совсем чужим, незнакомым.

сегодня я успеваю попасть в старинный дом, со скрипящими половицами, весь в заплатках серебристого света, с вереницей глиняных горшков на кухне, тремя пестрыми котами, рассохшимся немецким фортепиано начала двадцатого столетия, истершимися разноцветными коврами, выкрашенными в яркие цвета чайниками на окнах, в которых примостились кактусы, и множеством книжных шкафов. я провожу этот вечер в окружении старинных фотографий, среди запахов высушенных трав и ягодного чая, под тихие звуки теплых фраз и серо-зеленый блеск глаз напротив. я покидаю этот дом умиротворенная, с улыбкой на лице и парой книг Гумилева подмышкой и желаниями, которые непременно надо будет осуществить в следующем году, вдыхаю аромат первого весеннего дождя и долго-долго стою под старыми березами, подставляя лицо этим каплям, кажущимся мне необыкновенно теплыми после долгих и темных ледяных месяцев. март начался неожиданно волшебно.

@темы: moments, revelations, stardust

22:47 

you are still yours.
social skills - nil, как наверняка бы написал достопочтенный доктор Уотсон, уныло я пишу сегодня своему старому другу после в очередной раз брошенных без раздумья слов, за которые невольно потом приходится краснеть. и немедленно следует ответ: social skills - wtf is that?! и я не могу сдержать улыбки, ведь, кажется, меня понимают гораздо лучше, чем я могу себе представить. В. врывается в кабинет в конце рабочего дня, как всегда, чуть взъерошенный, шумный и ослепительно яркий, с надуманно театральными жестами и извечной усмешкой, он чудесным образом оказывается рядом с моим столом и торопливо говорит: бросай это все, поедем домой. и мы едем несколько минут спустя, негромко перекидываясь фразами, под рваные биты чего-то совсем уж неблагозвучного для моих ушей, но я не стараюсь не ехидничать, а вместо этого смотрю в окно, за которым десятки растворяющихся в пурпурных сумерках огней, до щемящей боли в груди обнаженные деревья по обочинам, расплескавшиеся ненароком акварельки этого странного февральского неба, в котором вдруг слышится совсем весенний дурманный звон. и я вздыхаю с облегчением и делаю то, что давно хотелось сделать, но все никак не получалось: тайком фотографирую этот теплый, ароматный закат и знакомый поворот дороги, и золотистый пух облаков, и черную хрупкость застывших в ожидании деревьев.

успеваю перехватить кружку кофе перед занятиями, с удовольствием слушаю родной голос в трубке и искренне, с нежностью говорю: как же я соскучилась по тебе, моя прекрасная женщина, делюсь последними новостями, много смеюсь и еще больше слушаю. и когда я уже готова идти домой, усталая, теплая, с потяжелевшими веками и дрожью в коленях, с изумлением внимаю бесшабашной истории о случайном знакомстве, о судьбоносной встрече в Стамбуле, о надеждах, произнесенных горячим, почти молитвенным шепотом, и только и могу, что недоуменно качать головой в ответ и тихонько посмеиваться: надо же, что может твориться на свете.

и стоя на остановке под мириадами высыпавших на небе звезд, растворяясь под выученные уже наизусть звуки ошеломительной Illume, расправляя плечи и раскрывая руки, я невольно думаю: вот ведь мир во мне и сквозь меня, десятки будущностей рядом со мной, неслышных шагов позади, мимолетных жестов, ставших на мгновение откровениями, и дорог впереди.

it's just the matter of small things. it's just the matter of perception, after all.


@темы: revelations, moments, images, breathe

22:10 

you are still yours.
бывают, бывают дни, когда медленно бредешь домой после дневной суеты, невольно сетуешь на так некстати севшую батарейку плеера и вдруг не чувствуешь за спиной никаких нитей, не можешь вспомнить знаковые лица, задаешь себе очень странные вопросы и растерянно ищешь на них ответы, заранее предчувствуя их зыбкую слабость, осмеливаешься взглянуть вперед и тут же отворачиваешься, потому что все то слишком реально, прозаично и обыденно. чудное острое чувство не-принадлежности вдруг накрывает меня с головой, будто неповоротливая ледяная темная волна. кажутся слишком хрупкими собственные шаги, слишком бумажными - миры внутри, а все голоса печально замолкают, и виски сдавливает грубый посторонний шум. останавливаюсь, подходя к крыльцу, поднимаю голову вверх: сегодня погасли все фонари во дворе, но от этого только ярче и колючей светят звезды: распластался на небесных полях Орион, загадочно подмигивает Сириус, оранжевым светлячком поблескивает Бетельгейзе. чуть меняю угол зрения, чтобы не видны больше были черные громады многоэтажек, а только незамутненный колодец хрустального январского неба, и представляю себе, что сейчас лежу в лодке посреди замершего озера - точь-в-точь опрокинутый небосвод - и эти звезды повсюду: сверху, в чаше ладоней, вокруг моей захудалой лодчонки. кажется, я знаю, чем с этим бороться: красотой, достоинством, улыбкой и теплом. тихонько вздыхаю и пишу замерзшими пальцами: я соскучилась по тебе. давай встретимся в четверг?

@темы: papercuts, revelations, stardust

lucy, remember?

главная