• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: stardust (список заголовков)
21:34 

уроки 2016

you are still yours.
1) есть люди, которые не умеют творить чудеса, не умеют откликаться на них, даже если они происходят прямо у них под носом.
2) иногда люди разбивают тебе сердце вдребезги, и при этом им нисколечко тебя не жаль.
3) так и не произнесенное прости может причинять боль и не давать спать по ночам.
4) путешествовать надо одному или с тем, кого любишь.
5) можно быть бесконечно влюбленным в море и звездное небо.
6) если в тебе растет лес, то он обязательно и неизменно вырастает заново, даже если его выжигают на корню.
7) музыка и книги - это то, что может тебя спасти.
8) всегда и во всем наступает точка невозврата, тот самый момент, когда остро и больно осознаешь, что смотреть назад уже нельзя.
9) бывают мгновения, когда с болезненной ясностью понимаешь мимолетность жизненных потоков, что времени катастрофически мало.
10) бывают и те мгновения, когда свет пронизывает тебя насквозь, когда ты весь состоишь из золотистого сияния, медовой прозрачности. это и есть принадлежность.
11) вчера ты можешь валяться на полу в ванной, всхлипывая от боли, а сегодня уже изящно поправлять волосы, улыбаться кому-то в трубку, легко идти в развевающейся юбке, целовать теплые щеки и чувствовать себя при этом самой счастливой девочкой на свете. и это нормально.
12) общение с людьми требует столько драгоценной энергии, что невольно сужаешь свой круг до самых-самых близких и дорогих.
13) если не оставаться одному на какое-то время, как тогда можно слышать себя?
14) нужно уметь не только уходить вовремя, но и больше никогда не возвращаться.
15) можно до скулежа, до ломоты скучать по человеку и тем не менее не желать его видеть больше рядом с собой.
16) а можно скучать с улыбкой на лице, с радостным трепетным ожиданием скорой встречи, вприпрыжку идти по улицам и чувствовать, как свет льется из твоих глаз.
17) расти можно только через боль, через преодоление себя.
18) если проснуться, заварить себе кофе, прилично одеться, привести волосы в порядок и пойти на работу - это все, на что хватает твоих сил, значит, твой личный Эверест на сегодня покорен.
19) неторопливые утра - сплошь сонные поцелуи, порывистые объятия, запах светлых волос и теплой кожи, кружки кофе и смущенные улыбки - бесценно.
20) плохо, когда ночью к тебе не приходит сон, когда голову разрывают сотни неотвеченных вопросов, когда ты снова и снова рассыпаешься в пыль, но еще хуже, когда каждый день приходится смотреть насквозь и прямо, здороваться нейтрально-вежливо и каждый раз проходя мимо, мысленно молить себя не разломаться, не споткнуться, не повернуть головы назад.
21) тебя достаточно. тебя всегда было достаточно. в этом никогда нельзя сомневаться.

@темы: stardust, revelations, moments, breathe

20:13 

you are still yours.
на ботинках остаются следы влажной, остро пахнущей земли, к ним прилипают листья, далеко над головой в прозрачном небе, наполненном до краев нечаянными солнечными лучами, завороженно движутся хрупкие полуобнаженные кроны деревьев, и мне дышится вдруг легко-легко и сладко. протягиваю руки вверх, в ладонях оседают закатные отблески, а в волосы осторожно забирается вечерний холодок: ноябрьские вечера дышат палыми листьями и талой водой. осень - неизменно из года в год время внутренней тишины, спонтанных вылазок с теплыми и правильными людьми, редких задушевных разговоров, молчаливых дождей и дымящихся кружек с пряными чаями. время прислушивания к звучанию струн между ребер и течению потоков, к барабанящим по крыше каплям дождя и шелесту книжных страниц, накарябанных наспех снов в потрепанный блокнот и расходящихся кругами по воде мыслей.

@темы: stardust, moments

18:40 

you are still yours.
море - это, пожалуй, лучшее воспоминание каждого лета.


@темы: images, stardust, moments

22:14 

you are still yours.
однажды в июне я сидела на скамье в белой юбке и голубой шляпе, беспечно болтая босыми загорелыми ногами, рассказывала М. о чудесном выступлении mgzavrebi, о небольших творческих задумках, о том, какой бесконечной жизнью полнится штормовое море и как от восторга перехватывает дыхание, и только и можешь, что подставлять свое счастливое лицо соленым брызгам, да выкрикивать ветру что-то невнятно-дикое. и я удивилась в тот пронизанный золотистыми ниточками вечер, как же неожиданно, в одно мгновение, чей-то голос становится тебе близким, будто на плечи накинули мягкую шаль, и в уголках губ поселяются улыбка и все невысказанные слова, в которых вдруг совсем-совсем не нуждаешься. какой-то год назад меня размазывало по полу, между висками раздавались сотни взрывов, ах, сколько вымученных, болезненных жестов, надломы и растекающийся в животе холод, стеклянные стены, незначимость контрольным в голову. а тут на дворе сладкий июнь, белоснежный, как невеста, и прозрачные ночи, и кружевная юбка, и осторожные прикосновения, и тонкие запястья, а на них ни следа от вырванных с кровью серебристых нитей, только светящиеся венки и запах солнца. и можно жмуриться от облегчения, от простых истин, от того, что вот ты был раздавленный, пришибленный убогой привязанностью-калекой, несмирившийся и скулящий тихонько от боли, а вот ты дышишь, не плачешь, кому-то улыбаешься, слушаешь любимые песни, смотришь, как волны выбрасываются на прибрежные валуны, и как в глазах напротив плещутся океаны нежности и настоящества.

а в июле прокладываешь новые тропки, пьянеешь от вина и запаха трав, смываешь с рук абрикосовый сок, шумно выдохнув, закрываешь с хлопком очередную книгу, исписываешь блокноты, не знаешь сна бархатными ночами. и покрываются свежей травой царапинки и ссадинки, иногда сочится кровь, но вот свет, вот ты в отражении, вот нос, зарывающийся в твои волосы, и ежедневное как ты? без сомнений, без стыда. колодцы звезд, пылающие закаты, мягкие шуршащие дожди, когда можно растянуться на подушках в беседке, и просто слушать, внимать, вбирать в себя весь мир без остатка. снова ведь дышишь, пусть изредка и просыпаешься резко от лихорадочных снов. молитвенно шепчешь теперь это плохой сон, не более на рассвете, робко протягиваешь ладонь, улыбаешься спросонья от близкого запаха кофе - лучик солнца на одеяле и в взъерошенной копне светлых волос, и на загорелом плече.

август - терпкий, налитый золотом, точно зрелое вино, полный вкрадчивых улыбок и сбивчивых шепотов. я рассматриваю результаты первых экспериментов с пленкой, позволяю ласковой воде подхватить меня и относить подальше от берега, купаюсь под звездным светом, ем много мороженого, целую долго, называю созвездия по памяти. под кожей кольцами разворачивается нежность, внутри все вытягивается в струнку, звенит и дрожит на ветру, искоркой чиркнула падающая звезда, в памяти фотоаппарата остаются самые сокровенные признания, волосы становятся короче, платья не скрывают расцарапанные коленки, меньше разговоров, больше музыки и объятий, уроки вальса прямо на автобусной остановке - бесценно. и вправду ведь лето - маленькая жизнь. лето еще продолжается.

@темы: moments, stardust

22:08 

you are still yours.
зеленовато-золотистый свет щедро сочится сквозь листву, солнце рассыпалось яркими монетками по тропам, напитало медовым теплом смуглую кожу, в ремешках сандалий - пыль и травинки, на коленках - следы влажной мягкой земли и свежие царапинки. синичка храбро приближается к раскрытой ладони, легкое покалывание крохотных коготков по руке, живые глаза-бусинки смотрят проницательно и остро, подрагивают блестящие крылья, я не могу не улыбаться маленькому существу, не проникаться к нему нежностью. М. ловит мой совершенно восторженный взгляд, улыбается в ответ, и я чувствую, как ласковой волной приливает кровь к щекам, как голова становится блаженно легкой и пустой, наполненной разве что светом да золотящейся пылью, и я тихонько вздыхаю от облегчения. снова пропадаю среди любимых троп, обязательно нахожу еще не хоженую тропинку, снова обнимаю свой волшебный звенящий мир, тону в одурманивающем хвойном аромате в ослепительный полдень, падаю в океаны травы и щедро делюсь этим всем, пригоршнями вытаскиваю самые добрые воспоминания, самые проникновенные слова и порывы, и мне не страшно вдруг, что и этому можно причинить боль, и на этом могут остаться трещины. поднимаю голову вверх и позволяю всему пройти насквозь, задеть все натянутые струнки и раздаться тихими отзвуками между ребер: тонкий трепет ветвей на полуденном ветру и серебристое марево, воздушной кисеей укрывшее холмы, речные дельты венок под гладкой кожей, долгие мягкие поцелуи, и потоки солнца сквозь высокие узорчатые окна, и звуки падающей с каменного потолка воды, выбеленное жарой небо, арбузный сок по ладоням, и осторожные ласковые мысли, для которых вовсе не хочется искать слов. внутри - музыка, мерцающая тишина, ласка, оставляющая следы под ключицами, ароматное румяное лето, робко повернувшиеся к свету внутренние деревца и терпко-сладкие ночные шепоты.

@темы: breathe, moments, stardust

23:38 

you are still yours.
пришедшие неведомо откуда туманы растворяют очертания, смягчают силуэты и глушат все громкие звуки, забираются холодком под воротник, оседают серебристой влажной пылью на волосах. слишком быстро остывают сегодня кружки, ладони холодеют, истосковавшись по теплу, тонко натянуты струнки, и воздух некстати разрывают вопросы, от которых горько поджимаются губы, а взгляд опускается вниз. почему вы больше не разговариваете? в голове вдруг начинает глухо рокотать утихнувшая было темнота, пальцы крепче сжимают ручку зонта, плечи вздрагивают от тяжести безжалостно обрушившейся на меня волны - я невыносимо молчу в ответ. молчу, стискивая зубы, и чувствую, как трескается нежная кожица на ранках, как сочится горячая кровь, слышу, как пробрались к изголовью предательские шепоты, под ногами острая ледяная трава - снова, я беспомощно падаю - снова, ресницы дрожат- снова, тоска облачком на запотевшее стекло - снова и снова, будто недоброе заклятье, и тут меня берет злость: когда же я перестану рассыпаться от малейшего слова, когда же перестанет саднить, когда же эта бессмыслица, эта незначимость оставит меня в покое. злюсь, сдуваю волосы со лба, выхожу на первой же попавшейся остановке и покупаю охапку подсолнухов - оранжевое солнце, медовое лето в моих руках. от бархатных щекочущих нос лепестков исходит свет, и мои тяжкие наваждения тут же рассеиваются, истончаются в пыль. теплые смс, раскрытые книги, простые жесты, мягкие улыбки, шелест дождя за окном, блестящие лужи, острый запах умытой листвы - тем и спасаюсь. М. негромко напевает в трубку песни Сплин, которых я совсем не знаю, но вкрадчивый мягкий голос обволакивает, приглушает взрывы в голове, позволяет провалиться в спасительный спокойный сон. я украдкой целую загорелое плечо, изучаю пальцами ломкие изгибы, твердые линии тела, не хочу никуда его отпускать от себя утром, сохраняю его запах на коже, впечатываю его ощущения в ладошки - это охранный оберег, это то, перед чем отступает даже свинцовое море из моих снов, выцветают даже самые болезненные слова.

тихонько пододвигаю кружку чая поближе к Д., ее глаза сегодня темны от застарелых страхов, около губ залегли скорбные складочки сомнений, и мне так хочется смахнуть эти тени с ее лица, вернуть прежнюю уверенную улыбку, но, кажется, есть боль на свете, которую мы не в силах взять на себя, можно только оставаться рядом и не давать оступиться. беру ее за руку, беспечно шагаю по лужам, она несмело улыбается, я приободряюсь и говорю: а можно ведь еще и так - и в воздух летят брызги воды, раздается веселый визг, и тут она начинает смеяться, плакать и смеяться, взахлеб меня благодарить, снова смеяться и прыгать вместе со мной. и у меня на сердце становится вдруг тепло-тепло, отвели немного беду, ушел тяжелый морок. чудо - это улыбка близкого человека, теплые дожди, промокшие сандалии и колечки волос, это когда боль утихает, разжимает клещи, и ты едва дышишь от облегчения, от чистых красок вокруг.

@темы: moments, breathe, stardust

14:37 

обрывками.

you are still yours.
июнь - это акварельные закаты, солнце в волосах, неуклюжие танцы, слезная нежность и свет, много света в межреберье, под кожей запястий, на кончиках пальцев, волшебная музыка, гирлянды огоньков, осмысленные разговоры и долгожданные встречи. это острый соленый запах моря и приближающегося шторма, шелестящие дожди по утрам, ласковая бархатная вода, пробирающаяся в каждую клеточку тела, залечивающая ранки и утихомиривающая лихорадочные мысли, невероятно огромное небо и шум перекатывающейся по дну гальки. это персиковый сок по ладоням и губам, апельсиновый запах на загорелой коже, расцарапанные смуглые коленки, ленивые утра, запутавшиеся во влажных простынях, пропитанные неясными сладкими наваждениями и кофейным ароматом. это ощущение пути, движения, стремительности и воспаренности к себе, к окружающему вокруг дышащему, переливающемуся красками и звуками миру, это я - крошечная точка, затерявшаяся между опрокинутым небом, косматыми облаками, белоснежным кружевом цветов, касающихся руки доверчивыми головками, между молчаливых скал-столпов, мягкой изумрудной травы под босыми уставшими ступнями. это важные слова от самых необходимых людей на свете, соломенные шляпы с голубыми лентами, тончайшие прозрачные платья, хрупкие лодыжки, букетики ромашек на рабочем столе, пятна солнца на одеяле и любимый мамин голос в трубке, резкие болезненные пробуждения, воспоминания выстрелом в голову, а я иду с прямой переломленной спиной и смотрю, как вверху звенят, переливаются на утреннем свету березовые макушки, как растекается белое солнце по невозможно синему небу, и повторяю почти неосознанно, почти бессвязно: все пройдет, все пройдет, ты вернешься к свету. звонкий июнь отсмеялся серебристыми колокольчиками, рассыпался разноцветной пыльцой на благоухающих лугах, среди тонких струек водопадов, скользнул юркой ящеркой меж кроваво-красных скал - озорной мальчишка со светлыми вихрами и лукавым прищуром бесстыже торжествующих глаз.

пропадаем с Д. среди звона бокалов, где-то в журчащих синеватых сумерках, слушаем полузабытые мелодии на двоих, над нами вспыхивает пожаром закат, и танцуют в небе ласточки. в ее глазах появился долгожданный блеск, в голосе - едва скрываемая страсть, тоска, надежда, и я не могу не любоваться ей, в свете вечерних огней она кажется чудесным созданием из неведомого мне мира. по жилам растекается алкоголь и отголоски боли, сейчас это просто неясное ощущение на краешке сознания, а не размалывающая внутренности волна, и в этот вечер мне удается смеяться громко и легко, а мои слова звучат восторженно и вдохновенно.

рядом с М. ко мне не приходят мои горячечные сны, в голове на время наступает блаженная тишь и покой, и я вся становлюсь будто пронизанная солнцем, наполненная теплом и принадлежностью. он с легкостью поднимает меня на руки, утыкается носом в затылок по ночам, целует мои пахнущие кофе и молоком ладони, ему нравится танцевать со мной под самые светлые, самые мягкие мелодии, а мне нравится вкладывать свои исхудавшие робкие пальцы ему в узкую сильную руку и чувствовать, как их сжимают в ответ - крепко и осторожно, будто хрупкий фарфор. шаг за шагом я позволяю быть ближе, улыбки становятся мягче и тише, и мне хочется на носочках тянуться вверх, к свету, хочется крепче прижиматься к колючей щеке, сворачиваться клубочком вокруг сильного, гулко бьющегося сердца и не помнить больше ни о каких слезах, ни о каких грустных бессмысленных словах, от которых однажды все внутри разлетелось на острые режущие осколочки. я оставляю робкие следы губ на сильных плечах, прикасаюсь к светлым подрагивающим во сне ресницам и стараюсь не заглядывать под поверхность, не тонуть в подводных течениях. меня лечат молчаливым присутствием, неспешными разговорами, первыми совместными планами, и хотя иногда я задыхаюсь от очередного приступа боли, от очередного пустого мимолетного взгляда В., падаю снова и снова с обрыва, смахиваю со лба постыдные ощущения быть нелюбимой, быть бессмысленным наваждением и случайным упоминанием, я знаю теперь и иное: есть тот, кто держит меня на плаву, не стыдится быть рядом со мной и держать мою ладонь, и однажды боль растает в утреннем свете, заползет в самый темный и затхлый угол, там ей и место, как и тому, кто бессветным январским днем оставил меня рассыпаться на тысячи дешевых медяков.

@темы: stardust, moments, breathe

19:50 

you are still yours.
я завороженно смотрю на бархатную бирюзовую гладь Желтого моря, подернутую золотистой закатной дымкой, в небе алеют мазки облаков, за моей спиной один за другим зажигаются разноцветные огни, и огромный город, поднявший к небу стрелы небоскребов, перекинувший изящные мосты через залив, становится вдруг похожим на переливающуюся всеми цветами радуги стеклянную игрушку. ко мне совсем не приходят мои привычные скомканные горячечные сны по ночам, но утрами белоснежные простыни влажны, подушки беспорядочно раскинуты, а одеяло наполовину сброшено на пол. мимо меня мелькают лица, витрины, города, аэропорты, спасительное море неизменно обволакивает горьким ароматом и щедро делится своим снисходительным спокойствием, а в голове, отяжелевшей от иностранной речи, от странных звуков и запахов, от влажных сумерек и теплых дождей, все чаще и чаще всплывают из непроглядной глубины ощущения знакомых рук, искры света в серо-зеленой радужке глаз и слова, острые и безжалостные, как стеклянное крошево под босыми ступнями. и становятся тонкой изломанной линией губы, стынет кофе в кружках, а оранжевые перекрестки далеко внизу теряют очертания, истончаются в мерцающие линии, и я неизменно думаю о неверных поворотах, о том, как сильно меняются внутренние течения, когда мы позволяем, робко и самонадеянно, кому-то вступить в них и взбаламутить воду, как болят обломки и зияют дыры, и как от этого улыбки становятся нежнее и тише, как тянешься к первому настоящему теплу после долгой и темной зимы, как заставляешь себя отвернуться и не смотреть больше в черные колодцы, обо всем, что смешивается со слезами на дне кружки, остается влажным пятном на подушке, трещинами морщинок в уголках губ, неотправленными сообщениями и ненабранными исходящими. я думаю об этом всем, сидя на подоконнике семнадцатого этажа, а внизу пульсирует городское сердце, шумят рынки и отливают глянцевым блеском витрины. я думаю об этом всем, смаргиваю с ресниц невозможности и невстречи, неслучившееся присутствие и случившееся отсутствие, горечь и незначимость и вытравливаю с кожи постыдные порывы обернуться назад.

@темы: papercuts, stardust

23:06 

you are still yours.
сетчатые тени на щеках, запутавшееся в ресницах солнце, сиреневый дурман, густой закатный свет, тот самый, который так нужно собирать в ладони, который сладкой тягучей патокой заполняет пустоты, и все вокруг золотится, трепещет и поет, - прогулка по ботаническому саду удалась на славу. и так хорошо возвращаться домой среди множества гирлянд огоньков, окуная лицо в упругие набивные бутоны сирени, покупая кружку какао по пути и с нежностью говоря маме в трубку о предстоящих планах и встречах. я медленно отползаю от края обрыва, оставляя следы, несомненно, оборачиваясь назад то и дело, нервно заламывая ладони, но все же отползаю.

@темы: moments, stardust

14:41 

you are still yours.
по утрам - ласковым, пронизанным золотистыми ленточками долгожданного солнца - лес полнится птичьим гомоном, накидывает на плечи заплатки света кружевной шалью, легко касается головы, что-то шепчет, напевает, тихонько дышит, и мои шаги звучат особенно мягко, особенно осторожно. что может быть лучше, сочнее и радостнее погожего апрельского утра, когда очертания ломки и хрупки, расплываются во влажном солнечном свете, а тяжелые сны уползают в свои темные углы. мне хочется протягивать руки к небу, льющему на звенящий лес, на блестящие городские крыши, на разбитые тротуары и удушливые шоссе потоки чистого сияния, становиться на носочки и тянуться вверх и вверх, чтобы эти потоки проходили сквозь меня, наполняли принадлежностью все трещинки, все прорехи и неровности, чтобы, наконец, можно было снова трепетать от цельности, слышать, как целый мир отражается внутри, оседает зыбкими, дрожащими картинками.

стою на остановке, обласканная солнцем, жмурясь от всей этой ослепительности, совсем не слышу шагов позади, вздрагиваю только когда на краешке поля зрения появляется знакомая серая куртка, вихры светлых волос и острый взгляд серо-зеленых глаз. привет, - не запомнила выражения лица, только созвездие родинок на щеке, целовать бы его до одури, до распухших губ, - за тобой не угнаться. и внутри что-то падает с немыслимой высоты и с грохотом разбивается, мир плывет, меня хватает разве что только на то, чтобы сглатывать режущие противные комки в горле, дежурно кивать, натянуто улыбаться и тщетно пытаться утихомирить взорвавшийся в голове хаос: не подходи, не подходи, возьми меня за руку, скажи, как ты скучаешь, уходи к черту, уходи, не нужны мне такие пустые разговоры, не нужна мне твоя вежливая, аккуратная улыбка. и ты снова уходишь, а я снова остаюсь, оглушенная звоном, с растекающейся внутри тишиной, собирая свои жалкие, кое-как склеенные наспех, отчаянно и неуклюже осколочки, раня ладони, горя от стыда, от слабости, скуля от боли, отплевываясь горечью, захлебываясь неотвеченными вопросами. обещаю себе, что не подпущу тебя больше к себе ни на шаг, и уже знаю, что однажды это обещание разлетится в пыль.

а пока я встаю на рассвете, говорю себе-в-зеркале: посмотри, есть в мире и нежность, и красота, и свет, разве ты не доказательство этому, смахиваю со лба ночные наваждения, привычными движениями повторяю свой незыблемый ритуал приготовления кофе, убегаю на залитые закатным золотом улицы по вечерам, пропадаю в очередной безумной истории, зажигаю свечи у изголовья, лихорадочно строчу в блокнот, разбираю фотографии, разговариваю только с теми, с кем можно быть собой, делаю первые робкие шаги к продумыванию маршрутов и осуществлению планов. я отчаянно пытаюсь поверить в не-бесследность перекрестков, в неслучайные судьбы, в отпечатки пальцев на душах, словно пыль от разноцветных мелков, невесомые и почти незаметные, чуть с горчинкой, когда просыпаешься утром задыхаясь от непонятной тревожной тоски, будто что-то важное прошло мимо, задело лицо кончиком пушистого хвоста и исчезло в предрассветном тумане - таким отпечатком я хочу остаться на твоей душе.

@темы: papercuts, stardust

22:10 

you are still yours.
нервно заламываю ладони в неудобном кресле у стоматолога, тоскливо смотрю на голубые заплатки неба, дразнящие меня сквозь скучные белые жалюзи, думаю о том, что было бы неплохо сделать пару кадров вступающей, наконец, в свои права весны: ломкие тени на светлой коже, стопки книг, хрупкие лодыжки, каблучки, шляпки и шелестящие складки юбок и платьев. думаю о том, что было бы неплохо прикупить в ванную комнату пушистый коврик, поставить свежие цветы на подоконник, заказать пачку открыток из собственных фотографий и подарить их самым близким, тем самым, кто не оставил рассыпаться в пыль, купить билеты на питерское стереолето и детально продумать отпуск, купить еще пару нежных платьев и, может быть, даже туфли, запастись теплыми ласковыми книгами, вставать по утрам пораньше, чтобы успевать прогуляться по парку перед началом рабочего дня, раздать долги и ответственно планировать собственные финансы.

Д. опаздывает в кино, приходит вся раскрасневшаяся от спешки, с горящими темными глазами и жемчужинками нечаянно налетевшего дождя в волосах, и я невольно любуюсь ей - тоненькой, белокожей в чудесном клетчатом платье. после сеанса мы пробираемся сквозь обезумевший ветер и пелену царапающих лицо льдинок, Д. что-то кричит мне в этой великолепной неразберихе, смеется, берет меня под руку, и я смеюсь вместе с ней, задыхаюсь от холода, режущего горло, немеют пальцы и уши, волосы прилипли ко лбу непослушными кольцами. а потом вечер становится очень-очень тих, наполняется запахами облепихового чая и старых книг, отблесками автомобильных фар и уличных фонарей, негромкими фразами, звяканьем чашек. мне нужно верить, что однажды эти простые жесты, простые мысли удержат меня на плаву.

@темы: moments, stardust

23:42 

you are still yours.
небо сегодня - особенно нежное, краски его - особенно чисты, а ветви - черны и хрупки, словно отряхиваются от тягостных холодных снов. я просыпаюсь на самом рассвете, теплая, соленая, растерянная и взъерошенная, потому что мне снова снятся ладони, которые я больше не могу держать, и моя подушка безжалостно измята, яростно скомкано одеяло, и саднят крошечные царапинки около ногтей. протягиваю Д. заранее приготовленную кружку с ореховым кофе - две ложечки сахара, как она любит, и еще совсем немного для сладости, для улыбки, и она безмятежно улыбается, жмурится от удовольствия. лес звенит птичьими переливами, словно серебряный колокольчик звякает то тут, то там, шаги осторожны и мягки, и воздух пьяняще свеж и сладок, и дышать вдруг становится очень правильно и слезно. рабочий стол исполосован припозднившимся солнцем, в коридоре случайно сталкиваюсь почти нос к носу с В. - все тот же острый взгляд, резкие черты, неловко брошенное здравствуй, и в груди наливается свинцом глухая, молчаливая тяжесть, будто меня с размаху зашвырнули в темные океанские воды - снова тишина меж ребер, снова, снова... я с трудом отворачиваюсь, расправляю плечи, поправляю платье - то самое, о котором сказал однажды ты в нем, как куколка ручной работы, - твердеют уголки губ, иду легкой отчаянной поступью, перевожу дух, сжимаю дрожащие ладони. отпустит, переболит, высохнет, обесцветится, рассыплется в пыль. сухим шепотом-плачем.

сбегаем вместе с Д. в пронизанный золотистым сиянием вечер, я и забыла, как это прекрасно - делить музыку на двоих, любуемся прохожими, пьем совсем никудышный кофе, во дворах брызнули белоснежными цветами абрикосы - весеннее волшебство, напитались солнцем пухлые почки, стала мягкой и свежей трава. я иду, подняв голову вверх, к витражам цветущих ветвей, и впитываю льющийся с неба разноцветный звон и кружевную неподвижность золотых сумерек, и обрывки разговоров мимо, окна, витрины, крыши, но более всего - небо, умытое и прозрачное, подмигивающее первыми чистыми звездами. Д. обнимает крепко и порывисто на прощание и просит: только, пожалуйста, никакой печали больше на сегодня. она не знает, что получасом позднее я сижу на подоконнике, отчаянно пытаясь согреться знакомыми звуками и кружками чего-то горячего (горячительного?), кутаясь в плед и кофту, прикрывая глаза и видя перед собой резкие черты, острый блеск серо-зеленых глаз, слыша тот самый смех, от которого все так трепетало и звучало внутри, от которого однажды мой мир покачнулся и покорно, почти без боя разлетелся на тысячи искр. вокруг головы сгущаются тени, повлажнели ресницы, и я думаю о том, что каждый из нас сделал свой выбор, зови не зови, разбивай руки в кровь, выкашливай сердце, умолкай. ты решил, что за меня слишком разрушительно бороться, а я - что больнее быть тебе кем-то, чем никем. и дай мне сил никем тебе остаться, господи.

@темы: papercuts, stardust

00:46 

you are still yours.
в окно целый день тихо стучатся серебристые весенние дожди, я блуждаю в причудливых снах, роняет на подоконник мягкие лепестки увядшая роза, мама качает головой и говорит, что мои коленки стали совсем по-детски острыми и угловатыми, из-под одеяла беспомощно выглядывают босые ноги, неожиданно появляются планы, ложатся на страницы блокнота образы, продумываются маршруты, и тишина внутри не столь холодна, не столь тяжела сегодня. курится кольцами простое волшебство, шепотом срываются простые и правдивые слова, мой дом полнится музыкой и остро-сладким запахом дождя, однажды я скажу, что прошлое мертво, а тебя больше во мне нет, и поставлю свежие цветы на подоконник.


@темы: images, moments, stardust

21:38 

you are still yours.
вечернее небо расцветает вдруг нежнейшими пурпурными перышками, наполняется золотистым светом, в нем синь становится хрупкой и теплой, и весь этот звон, все эти акварели проливаются потоками на скучные крыши, на улицы, где прохожие совсем забывают посмотреть вверх, на заледенелые лужицы на асфальте, на растрепанные волосы и теплые щеки. я выхожу из автобуса на первой же остановке, чтобы захватить бумажный стаканчик мокко в давно примеченном мной кофейном ларьке, где худосочный бариста с копной черных кудрей неизменно улыбается мне смущенной улыбкой, и просто постоять среди городского шума под невозможным акварельным небом, упасть в расцвеченные всеми оттенками робкой весенней зари облака и сворачивать шелковыми мотками паутинки осмысленности под кожу запястий, осторожно и трепетно, ведь они так прозрачны, почти невидимы, дыхни - и распадутся на облачка искр. и я все спрашиваю себя, все вглядываюсь в бутылочно-зеленое озеро внутри: разве не в этом смысл? разве не в этом красота? но озеро упрямо молчит, и тишина между ребер все так же холодна и неподвижна. от прежних ориентиров остались лишь обугленные колышки, надежные прежде тропки совсем заросли колючками, и я пишу своему старому другу: кажется, я совсем потерялась, как же мне вернуться к себе, как же мне снова былинкой трепетать до самой макушки. ничего, проведешь ревизию, законопатишь дыры, послушаешь море, выкинешь лишнее, а я тебя не брошу.

@темы: moments, stardust

23:18 

you are still yours.
come a little closer to feel right again





@темы: stardust, sounds, images

22:23 

you are still yours.
прохладный шелк новенького платья мягко струится до колена, нежный и тонкий, как апрельский ветерок, с бирюзовыми и синими цветами на юбке и прозрачными рукавами, подчеркивающими хрупкость запястий, и я решаю, что это платье как нельзя лучше подходит для того, чтобы встречать весну. устраиваюсь поудобнее на подоконнике с дымящейся кружкой имбирного кофе и завораживающими кружевами слов Горана Петровича, они роятся вокруг головы, точно облако цветочных духов, с привкусом прекрасной меланхолии, любовно и трепетно хранящихся воспоминаний, пронизанные неярким закатным светом и стальными дождями. во сне посреди глухой и темной ночи В. сталкивает меня с обрыва в бутылочно-зеленую воду, и я просыпаюсь, судорожно хватая ртом воздух, протягивая руки навстречу робкому рассвету, откидывая горячую подушку с солено-влажными пятнами. на неверных ногах топаю в ванную, долго-долго всматриваюсь в незнакомца в зеркале, который вдруг улыбается горькой и понимающей улыбкой, не добравшейся до затуманенных сном глаз, наконец, подставляю себя тугим струям воды и молча смотрю, как мой страх стекает на белое дно ванны и исчезает в водостоке.

ставшие на пол-пальца короче кудри пахнут мартовскими туманами и невысказанной нежностью, я слушаю, как громко и быстро бьется сердце М. даже сквозь теплую куртку, протягиваю чуть помятый бутерброд и кружку горячего облепихового морса, он заботливо укрывает мне ноги пледом, осторожно поправляет выбившиеся пряди волос, опускает колючий подбородок на макушку и негромко говорит: все будет хорошо, только оставляй прошлое в прошлом. в горле становится вдруг горячо-горячо и ужасно тесно, и я запрещаю себе плакать от столь простых жестов, думать о точках невозврата, об оборванных серебристых ниточках, о холодной боли и непринадлежности, об обрывах, поросших острой травой, ранящей босые ступни, и темных волнах, куда меня сталкивают предательски теплые ладони, и я просто зарываюсь лицом в пахнущее сигаретами и тишиной плечо. а над нами беснуется где-то высоко в громадной чернильной бездне ветер, остро поблескивает пояс Ориона, клонятся к земле клоки прошлогодней жухлой травы, теряются среди холмов заблудшие автомобильные огни - еще одна странная потусторонняя ночь в преддверии весны.

@темы: moments, stardust

13:54 

you are still yours.
в моем стареньком блокноте - много неровных строчек, тонких высохших васильков и осенних листьев, выцветших лент и трамвайных билетов, скомканных слов и белой сладкой пыли, и я подумываю о том, что пора бы его наполнить новыми цветами, новыми рассказами, да только вот все застревает в горле, вырывается судорожным выдохом. по утрам я закутываюсь покрепче в одеяло и где-то посередине между приглушенной тихой явью и беспокойными снами бормочу, что есть в этом мире нежность и достоинство, красота и настоящество, и что они живут во мне, и что никакой печали, никакой тоске их не разъесть, я долго теперь принимаю душ, прикасаюсь к россыпи звезд на сгибе локтя, к светлому родимому пятнышку на груди, вглядываюсь в карие колодцы глаз, в крошечные царапинки на пальцах, горькие складочки около губ, и отказываюсь верить, что со мной что-то не так, что меня может быть недостаточно. теплыми дымчатыми вечерами прислушиваюсь к стуку каблуков по брусчатке, к барабанной дроби капель дождя, отскакивающих от зонта, к шуршанию надушенных платьев и случайным разговорам, сажусь у окна с книгой, включаю музыку погромче, чтобы вытеснить из головы все тяжелые мысли, наблюдаю, как город начинают пронизывать оранжевые ниточки фонарей: одна, другая, третья - так рождается обыкновенное волшебство. из сумки торчат пушистые головки мимозы для мамы, кофе по утрам стал обнимать теплее и крепче, сообщения от В. все еще приходят, тусклые и дежурные, несмотря на мои просьбы оставить меня в покое: поздравляю с назначением, спасибо за онлайн, привет. они как камешки, брошенные в темную воду, от них расходится кругами сожаление, от них появляются печальные морщинки на переносице, сжимаются в кулаки пальцы, и я чувствую, как внутри поднимается ярость вперемешку со слезами: оставь меня, оставь, уходи к черту, не спи по ночам, давись бессмыслицей, только не трогай меня больше, не унижай этими убогими напоминаниями о себе. а дни идут, приближая первые бутоны на абрикосовых деревьях, скоро мои кудри станут совсем короткими, а платья - совсем воздушными, скоро станет легче просыпаться по утрам и труднее засыпать, и мне так хочется, чтобы моя голова, наконец, стала легкой, свежей и чистой, точно горсть тюльпанных лепестков.

@темы: moments, papercuts, stardust

23:10 

you are still yours.
сегодня я собираю остатки мужества и прошу оставить меня того, кто никак не может за собой закрыть, наконец, дверь, неловко мнется на пороге, то и дело оборачиваясь назад, не оставаясь и пуская только холодные ветра внутрь. вот откуда падающий в груди снег и молчание в голове, и стучащая в висках горечь, не дающая покоя, наполняющая сны липкими туманами, и тонкая боль от разорванных серебристых ниточек - все от того, что кто-то стоит на пороге и пускает холодные ветра. все от того, что я, уже покрывшаяся до самой макушки льдом, тишиной и незначимостью, продолжала надеяться на то, что дверь все же захлопнется, и я услышу звук приближающихся шагов, почувствую возвращающееся тепло. но, кажется, таким чудесам здесь не место, а потому я смаргиваю так и не нашедшую своего адресата нежность с ресниц и наглухо закрываю все свои двери сама в последний день зимы, чтобы открыть их только когда потянет весенними кострами, оттаявшими звездами, запахами робко пробивающейся к свету травы. ну не символично ли.

@темы: stardust

21:54 

you are still yours.
сумерки, дымчатые и влажные, мерцающие и мягкие, точно комки ваты, - самое тревожное время, когда голова тяжелеет от холода, а в груди начинает тихо падать снег, и я ощущаю, что медленно и покорно погружаюсь все глубже в податливую темноту, в спасительное всеобъемлющее ничто. когда такие сумерки кошкой проскальзывают на подоконник, я неизменно сворачиваюсь в кресле, наполняю пространство осторожными звуками, в которых горьковатая печаль, вкрадчивое, почти улыбающееся отчаяние, и устало прикрываю глаза.

на мгновение в город будто врывается дыхание весны, распускаю кудри навстречу теплым ветрам, повязываю разноцветный шелковый платок на шею и тону в чистейшей небесной синеве, умытой звездным светом и шелестящими дождями. по пути домой покупаю охапку крошечных нежно-розовых тюльпанов и, зарываясь носом в пахнущие свежестью прохладные лепестки, пытаюсь вспомнить, как же это - идти легко и прямо, улыбаться тепло и открыто, трепетать внутри от немыслимой красоты вокруг, звенеть, звучать от переливающейся через край наполненности, будто в тебе разбилась склянка с прозрачным светом, и ее содержимое разлилось от пяточек до самой макушки, застыло на кончиках пальцев, и ладони сладко ноют от этой невыразимой нежности. я так хочу вернуться к этому осознанию собственной самости, достаточности, восторгу перед этим необыкновенным миром-в-себе, и все никак не найду нужной тропы, блуждаю, неизменно натыкаюсь в неясные образы-ощущения о рассыпавшихся в пыль серебристых ниточках от сердца к сердцу, и меня тянет все вниз и вниз. когда же я уже смогу оттолкнуться от дна, господи.

от В. неожиданно приходит выбивающее почву из-под ног мне просто плохо без тебя, и покачнувшись, весь мир вдруг расплывается, становится чередой стремительно мелькающих пятен, в межреберье поселяется боль, мне становится дурно, и опускаясь на кафельный пол, я захожусь в беззвучном крике. еще немногим ранее я бы рванулась навстречу, чтобы вернуть себе блеск серо-зеленых глаз, и мягкую улыбку, и ковш большой медведицы на правой щеке, и осторожные прикосновения прохладных сухих ладоней, и колючие поцелуи, рванулась бы не раздумывая, забыв о горечи и болезненном молчании, обо всем, что крушило мои внутренние деревца. но ко мне вдруг приходят иные слова: о том, что люблю стало ошибкой, а мы попросту не может существовать, и еще много-много слов, от которых одним январским днем внутри поселились тишина и падающий снег. роняю голову на ладони, из глаз брызжут горячие слезы, и я умоляю себя изо всех сил: нельзя, нельзя возвращаться к тому, что однажды тебя сломало, там больше нет искренности и чистоты, а ко мне не будут прикасаться из любви, из желания держать в ладонях. я молчу, весь мой мир стал вдруг состоять из молчания, пропастей и лихорадочно выстроенных стеклянных стен.

@темы: papercuts, stardust

18:30 

you are still yours.
в окна сегодня сочится серебристо-серая прозрачная февральская стынь, и я заворачиваюсь поуютней в мягкое большое одеяло, пытаясь удержать под ресницами остатки неясных снов, в которых где-то далеко внизу под ногами шумит море, белые птицы садятся на плечи, а вся я становлюсь легкой и невесомой, будто искусно сплетенное кружево. забираю добравшийся, наконец, до меня имаджинариум, запираюсь в комнате с дымящейся кружкой кофе и жасминовыми палочками, раскладываю на полу чудесные карты - будто приветы из чьих-то сумасшедших наваждений, отражения диковинных, не поддающихся повседневным течениям миров - и завороженно рассматриваю всех этих милых чудовищ, пытаюсь для каждого придумать свою историю.

под ботинками жалостливо хлюпает грязное месиво, прохожие сливаются в один бесцветный бесплотный поток, но свет хрупок и прозрачен, а небо - мягкое, скомканное, точно еще остывающая после сна подушка. горечь, конечно, еще крепко засела в уголках губ, еще саднят царапинки и ранки, еще я бессознательно тянусь к рукам, пусть и не желающим меня держать, но когда на все вопросы получены ответы, наступает спокойствие, очень-очень тихое и пронзительное, так замирает мир перед приближающейся грозой, так туман расползается меж деревьями, и в нем тонут звуки, тени и очертания. мне больше не нужно быть в пути, срываться перед рассветом в какую-нибудь очередную даль - ведь то было лихорадочным, отчаянным поиском выхода, хоть сколько-нибудь действенного обезболивающего, когда можно дышать и молча благодарить за временную передышку от тягостных мыслей. сейчас, наоборот, с удивлением понимаю, что мне хочется немного постоять, замереть на месте, обмотаться шарфом из теплых мелочей, создать собственное пространство и наполнить его хоть каким-нибудь светом и смыслом, беречь его от неуклюжих лап и безжалостных взглядов, от слов, за которыми ни души, ни ответственности, и делиться этим мирком только с узким кругом проверенных людей. внутри меня будто кто-то, похожий то ли на лисенка, то ли на еще какую пушистую зверушку, свернулся калачиком, спрятал блестящий черный нос в мягкий мех и ни за что не хочет вылезать наружу. мне совсем не хочется говорить вслух, я разговариваю музыкой и книжными страницами, мне совсем не хочется заглядывать в глаза незнакомцам, все родные лица всегда со мной, а смотреть лучше вверх, в витражное небо.

мне уже робко мечтается о сладко-дымном влажном запахе весны, о легких шалях и плащах, о прохладных тюльпанных лепестках, о синеватых сумерках и светлых неторопливых утрах. это станет временем, когда мир будет непременно мне улыбаться, а ветви на моих внутренних деревцах покроются нежной молодой корой.

@темы: moments, stardust

lucy, remember?

главная