Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:20 

you are still yours.
жаль, что, скорее всего, этим летом не получится побывать на южном море, поваляться на песке с бутылкой чего-нибудь холодного и разноцветного рядом с головой, но нечего расстраиваться. зато мне удалось отпроситься на работе на следующую пятницу, и я загребу в охапку К., и мы рванем вместе в Пятигорск, а оттуда в Осетию, где нас ждут синие ущелья, разноцветные луга и заснеженные вершины.

вечерами я делаю из бумаги лавандового цвета крошечных журавликов и подвешиваю их на проволочное деревце рядом с кроватью. может, они помогут отогнать мои беспокойные сны, от которых так тяжело просыпаться по утрам. думаю, какого цвета должно быть напоминание обо мне для дорогого человека, замазываю йодом царапины на коленках, выбираю фильмы на каждый вечер, пытаюсь собрать в нечто цельное неясные образы в голове и вовсе не хочу разговаривать о важных вещах. мне все равно никак не удается сказать все правильно.

голос мамы в трубке стал намного радостнее и легче. и хотя она не приедет осенью, я улыбаюсь вместе с ней.
любить - легко.

@темы: moments, stardust

22:55 

you are still yours.
The world will break your heart ten ways to Sunday. That's guaranteed. I can't begin to explain that. Or the craziness inside myself and everyone else. But guess what? Sunday's my favorite day again. I think of what everyone did for me, and I feel like a very lucky guy.

я валяюсь на полу с ноутбуком, окруженная пустыми кружками из-под какао, тарелками из-под шоколадного кекса, винограда и сыра, бокалами терпкого белого вина, закутанная в плед и одеяло; за окном не переставая шумит дождь, кот свернулся калачиком на спине, изредка потягивается и снова закрывает глаза.

в мой дом будто нечаянно заглянула осень, стылая, заглушающая все громкие звуки и зашивающая неровными стежками все рвущиеся наружу разрушающие порывы, сумеречная и мягкая. а я смотрю добрые глупые фильмы один за другим, переворачиваюсь на спину, вижу свое отражение в потолке и подпеваю вслед за чудесным Келли Джонсом: i wanna swim in the ocean, wanna take my time for me. и уже думаю о паутинном, прозрачном октябре, потертых ботинках, усыпанных горящими листьями тропах, о потрескавшихся подоконниках, о долгожданных встречах, светлых волосах, чуть надрывном, вечно спешащем жить голосе.

а потом из кухни выныривает К., вся в запахах пряностей, медового тепла, с копной окутанных светом кудрей и самыми васильковыми глазами на свете, хватает меня за руку, и мы громко смеемся и беспорядочно танцуем под have a nice day.

и я знаю в этот миг наверняка - все, что произошло, сделало сегодня возможным. все, что произошло, было лишь дорогой к сегодня. все решения были единственно верными. на всех перекрестках я выбирала правильные лица, правильные повороты. и, наверное, нет ничего постыдного в моей обнаженности. какая бы скомканная, слезная, горячечная она ни была. нет ничего постыдного в том, чтобы преподнести себя на ладони, видеть несбывшиеся сны, писать пронзительно и больно. нет ничего постыдного в отчаянных прикосновениях и объятиях, сигаретной грусти на балконе, лихорадочных смс и неловких, угловатых движениях. потому что это все, до единого вздоха, до единого слова и звука было по-настоящему, шло из самой моей глубины, рождая внутри целые миры и освещая самые темные затхлые углы. а вот что действительно постыдно, так это страх шагнуть навстречу, прятаться за толщей бессмысленного молчания и бросать под ноги будничные, бездушные фразы.

стыдно не за искренность, стыдно за ее отсутствие. и бог с вами, пусть все это остается.

Remember me, my love,
I'm the one ya dreaming of,
I'm going for a ride,
I'll keep you warm inside.

@темы: moments, breathe, revelations, stardust

23:24 

you are still yours.
это просто невероятно - будто предчувствием темного, слезливого ноября наполнились улицы, по голым стеклам стекают почти осенние дожди, и я спасаюсь от серости, тусклых красок, помрачневшего пространства ярким пледом, волшебными картинками с узкими улочками и мощеными мостовыми, кружками воздушного какао, пахнущими свежей краской страницами и солнечными, теплыми песнями stereophonics на повторе.

весь день идут серебристые дожди, и мне совсем не хочется никуда выходить. я пристраиваюсь на теплом животе К. на постели, рассматриваю ее кольцо-оберег, ставлю лавандовую свечу около изголовья, приношу немного пирожных из кухни, закрываю глаза и борюсь с подступающими наваждениями. она начинает тихонько всхлипывать, и я беспомощно, будто сломанными руками, глажу ее по спине, убираю волосы со взмокшего лба. растворяюсь в ее боли, подношу травяной чай, целую соленые, воспаленные веки. когда-то в другой жизни я тоже так делала для другого человека, и мне думалось, что это навсегда. а остались только прошлогодние смс, песни-ассоциации и одна пленочная фотография. фыркаю и смахиваю эти ненужные, тяжелые ощущения нервным, порывистым движением руки.

сворачиваемся клубком вокруг друг друга, и мне вдруг кажется, что мы, спальня, тумбочка с букетиками лаванды, скомканные простыни, белоснежная тишина, распахнутое окно, мягкий шелест дождя, дрожание свечи - и кроме этого, больше нет ничего, больше не нужно ничего.

не люблю такие дни. будто страшный ноябрь вдруг подкрался к моему порогу посередине лета.


@темы: papercuts, moments

23:43 

you are still yours.
наверное, мне никогда не стоит высыпаться, ведь после рассвета ко мне приходят живые, едва ли не осязаемые сны, где я пытаюсь, свернувшись, исчезнуть на полу, и она тихо шагает ко мне, садится рядом, кладет сухую руку на мой горячий мокрый лоб и что-то шепчет, улыбаясь. и затем, когда мне, наконец, удается раскрыть глаза, мне остается только ронять голову на ладони, раскачиваться, сидя в смятой, влажной постели, из стороны в сторону и цедить злобно и горько сквозь слезы, что ей никогда не быть такой наяву.

но день проходит, уносит тяжелые наваждения, стирает их из памяти. дунь с ладони - вот облачка и не стало.

мне, кажется, этого так не хватало - правильной кружки крепкого, ароматного кофе, привычных вишневых сигарет, расслабляющей музыки и спокойной, тихой обстановки. К. кормит меня тирамису с ложечки, заказывает одну чашку мятного латте за другой, много курит, хрипло смеется, и мы устраиваемся поудобнее среди разноцветных подушек в вновь найденной кофеенке. на улицы медленно опускаются прохладные сумерки, я с благодарностью впитываю в себя разговоры вокруг, звон бокалов, все краски и запахи, чувствую, как внутри будто тронулся лед. лихорадочно царапаю на салфетках образы на завтра, невольно поеживаюсь от вечернего ветра, рассматриваю путеводители по Мюнхену и Баварии и украдкой строчу теплые смски.

а чуть позднее мы попадаем на массовое запускание китайских фонариков, и они летят в ночи, будто маленькие светящиеся планеты, поднимаются все выше и выше, плывут по ночному ветру, и я думаю, что это - десятки загаданных самых заветных желаний, стремящихся раствориться около звезд, улыбаюсь широко и открыто и загадываю свое собственное, единственное.

и немножко инстаграма, куда ж без него..)

@темы: stardust, moments, breathe, лисий хвост

20:58 

you are still yours.
кто бы мог подумать, что всего в нескольких километрах от меня раскинулся такой красочный, пронизанный светом, запахами трав и солнца, разноцветный лесной мир, где можно слышать, как движутся деревья в вышине, падает на землю нечаянный листок, садится на ветвь маленькая черная птица. волосы пропахли дымом, ступни шершавы от пыли, столько троп и перекрестков, и все так манят, трудно выбирать лучший путь. лежу на земле, прижимаюсь головой к теплому виску, на котором скрутилась в мягкое колечко светлая прядь, тихо подпеваю патриковским песням и рассматриваю, как же невесомы и тонки, как же прозрачны осиновые листья на свету.

помимо вкуснейших, пахнущих углями и дымом, сосисок и грибов, настоящим праздником стала сегодня неожиданно найденная среди деревьев, скрытая от посторонних глаз густыми кронами ромашковая поляна, где рассыпались мелким жемчугом белые цветы по самый пояс, где так пахнет летом, июльской любовью, жизнью, будто весь мир гудит под ногами, отзывается на прикосновения пальцев, будто все небо и весь воздух сосредоточились именно здесь и сейчас, в укромной полянке со скромными ромашками. не удержалась - принесла домой охапку. и теперь у меня около изголовья чуть трепещет от вечернего ветерка целое белоснежное, хрупкое облако.

а вечером я и К. лакомимся вовсю сочным арбузом, составляем список фильмов на ночь, в котором оказываются on the road, the words и the end of love, валяемся на кровати, бьем рекорды в дурацкой зуме, думаем, что лучше взять с собой в горы на следующих выходных, и вдруг на мгновение замолкаем. она берет в руки мою ладонь, гладит исцарапанные пальцы, легонько пожимает, улыбается и шепчет: хорошо же ведь... и я отвечаю таким же теплым пожатием. и вправду.

и немного кусочков сегодняшнего дня. правда, из инстаграма, ведь фотоаппарат с собой взять никто не догадался, но пусть погреют и здесь.


@темы: stardust, moments, breathe

21:48 

you are still yours.
иногда я очень жалею о брошенных в ярости словах, о злобе, ядом сочащейся в голосе, об упреках, произнесенных сквозь зубы низким, враждебным шепотом, почти рычанием. что же видит она во мне в такие моменты - зверя, чудовище? что же в моих глазах - ненависть, презрение, отчужденность? мгновение - и пелена утробного, животного гнева спадает, я будто возвращаюсь в себя, голову будто отпускают железные клещи. опомнившись, кусаю ногти до крови, зажмуриваюсь от стыда, приливающего к вискам оглушительной жгучей волной, неслышно шагаю на кухню, обнимаю подрагивающие от плача плечи, целую в светлую макушку, глажу по голове и шепчу сквозь слезы: прости, прости, я не хотела, я бы никогда...

может, и прав был тот однажды, сказав, что меня нельзя подпускать к людям.

@темы: papercuts

23:12 

you are still yours.
чем дальше, тем больше я думаю, что, наверное, летние фотографии мне удастся разгрести только лишь в каком-нибудь холодном и дождливом ноябре, когда на выходных ничего не останется, как отсиживаться дома, завернувшись в теплый плед вместе с котом-грелкой. ведь сейчас есть столько всего, что нужно сделать, увидеть, услышать, сказать, что времени на то, чтобы банально усесться за ноутбук и открыть лайтрум, а тем более фотошоп, просто не остается. так и копятся мои летние деньки на карте памяти, и мысль о том, что их станет еще больше, невыразимо греет.

сегодня от всех этих водных горок на бедрах и спине остались синяки, а в конечностях засела приятная тяжелая усталость, но все равно было здорово. погружаться под воду полностью, чувствовать, как тело становится легким-легким, а все мысли растворяются, будто сахар в чае, медленно подниматься на поверхность с совершенно чистой радостной головой - и, кажется, будто заново родилась. и вправду вода творит чудеса. а еще так кстати поставили summertime sadness, и я смотрела на золотые облака, сквозь которые пробивались тонкие иглы солнечных лучей, доверилась спасительной воде, слушала собственное дыхание и волшебный низкий голос Ланы - внутри рождается мой личный микрокосмос, мое личное пульсирующее мироздание.

вечером я и К. вместе готовим баклажанную запеканку, которую завтра я отнесу попробовать своим коллегам, смотрим совершенно дурацкую американскую комедию и пьем потрясающе вкусное белое вино. я улыбаюсь в трубку маме, чувствую ее скорый приезд, сгоняю с кровати обнаглевшего кота и ставлю старые ненавязчивые песни о любви. сегодня я просто обязана спать без липких лихорадочных снов.

@темы: stardust, moments, breathe

22:26 

you are still yours.
итого за сегодня: пакет ароматных хрустящих и сладких перцев, огромный сочный арбуз, чистая гостиная и прихожая, наконец-то приведенные в порядок ногти, 60 бесплатных смсок, неожиданно найденный летний легкий сарафан в яркую клетку, сытый кот и янтарный абрикосовый компот. но самое главное - нежный лиловый подарок для замечательного человека, в него я вложила пару добрых пожеланий и совсем немного лавандового дурмана и повязала шелковой лентой в тон - на счастье.

а вечером так хорошо распускать после полуденного зноя чистые, пахнущие хвоей волосы навстречу прохладному ветру и уплетать клубничное мороженое. К. твердит мне о том, как здорово было бы поехать в горы или на море, и у нас серьезные планы успеть и то, и другое. совсем скоро у меня будут билеты в Мюнхен, пропуск в аквапарк, еще десяток дорог и электричек, еще гигабайты фотографий и воспоминаний. боги, когда еще лето проходило так полно, так по-летнему.

@темы: breathe, moments, stardust

21:03 

you are still yours.
эти бесценные, пронзительные, обнаженно-искренние слова Молко я всегда цитировала тем, кто срывался в пропасти, отдалялся от меня, падал духом, разбивался изнутри, не вкладывал пальцы в мою протянутую ладонь. но сегодня, идя сквозь залитый холодным солнцем прозрачный лес, я в первый раз в жизни почувствовала, что слова этой песни звучат именно для меня, отзываются дрожанием внутри и поднимаются, поднимаются к самому горлу. и казалось, еще немного - и ноги оторвутся от земли.
сегодня я точно осознала, что однажды я стану своим собственным миром.

Don't let them have their way,
You're beautiful and so blase,
So, please, don't let them have their way,
Don't fall back into the decay,
There is no law we must obey,
So, please don't let them have their way,
Don't give in to yesterday.



@темы: revelations, sounds, stardust

21:09 

you are still yours.
неожиданные маленькие жесты - самая моя большая радость. сбежать с работы на пять минут раньше обычного, захватить синий дежурный зонтик, купить в кофейне по пути огромную кружку ароматного и горячего латте, включить в плеере самые светлые, самые правильные песни и отмерять мокрыми сандалиями лесные дорожки - это так по-летнему, так по мне. остались следы теплого дождя на юбке, на открытых, расцарапанных после выходных коленках, завились волосы в тугие кольца от туманной сырости, а от асфальта поднимается едва заметная дымка, будто испарина. в такие моменты я ощущаю себя почти целым, самодостаточным миром и, кажется мне, могу объять все-все-все - и небо, и деревья, и улицы, и провода - все, кроме человеческих мыслей. да они и не нужны, по сути. однажды мне хватит шептать строчки из песен, писать сказочные посты, посвящать страницы в блокнотах кому-то призрачному, незримому присутствию за плечом, вовсе не привязываясь к лицам. однажды я обрету в себе эту вселенскую цельность, когда понятие ты и я станет одним мы - мир-из-меня.

прихожу домой как раз к моменту, когда засвистел чайник на кухне, чешу за ухом лениво зевающего кота, улыбаюсь при виде смешных ямочек на щеках К., она обнимает меня порывисто и крепко, будто не виделись тысячу лет, и я отвечаю тем же. восклицает при виде моей мокрой, прилипшей к телу одежде, стаскивает с меня рубашку, протягивает полотенце и чашку горячего чая. легонько стукает по носу, и я смеюсь неожиданно, легко.

я завела себе аккаунт на happier.com и стараюсь записывать туда хотя бы три радостных момента за день. каким-то чудом меня это дисциплинирует и заставляет чуть по-другому посмотреть на прошедший день. любимая песня, доброе слово, вкусный кофе, приятная усталость в ногах после прогулки, море летних фотографий, пахнущая свежей краской книга, мысли о том, что скоро нужно брать билеты, васильковые глаза, теплые смс, сорванный с клумбы пучок лаванды - я выкладываю свою собственную разноцветную мозаику.

и я сильнее всех дурманных опиумных зависимостей. вся моя любовь на ладони, которая всегда будет раскрыта. а ты можешь так и оставаться в глухом молчании, за стеклянными стенами, так и не решившись сделать шаг навстречу.

@темы: moments, revelations, stardust

22:54 

you are still yours.
от некоторых песен можно только бессильно складывать ладони на коленях, смотреть на исполосовавшие их морщинки и чувствовать, как изнутри поднимается печаль, просачивается сквозь пальцы сотней крохотных птиц, распадается на мимолетные горькие улыбки, на горсти звуков. от некоторых слов можно только молча ронять слезы на подлокотник кресла и ощущать лишь бесконечную тяжелую усталость. никакого звона разбитых вещей, никакого глухого больного рычания, никаких подранных костяшек пальцев.

вот бы обернуться миром, как коконом, вот бы взрастить этот мир в груди, дать ему расцвести, заполнить все темные углы, выгнать из щелей все лихорадочные мысли, все бессмысленные и глухие мольбы, все обреченные сожаления. чтобы мир этот вырос из тебя и был тобой, обнимал все вокруг, легко касался лиц и так же легко улетал прочь, будто утренний ветерок после страшного сна. вот бы наполнить его всеми красками, самыми светлыми наваждениями, отблесками любимых мест, прикосновениями осторожных рук. чтобы в нем не было никаких привязанностей, никаких нитей, никаких лент-обещаний.

К. уже который день остается у меня на ночь, с тревогой заглядывает в глаза и старается быть не больше, чем в метре от меня. подходит, берет за руку и тихо говорит: давай потанцуем? и я кладу отяжелевшую от усталости и неясных теней голову на знакомое, пахнущее чем-то искусственным плечо, и мы медленно двигаемся по комнате совсем не в такт музыке. К. гладит мои посветлевшие от жаркого солнца волосы и шепчет: все будет хорошо, ты будешь живой, ты будешь живой.


@темы: papercuts, stardust

21:11 

you are still yours.
чудесно и странно - смотреть на клонящееся к чистому горизонту солнце сквозь струи хлещущего по окнам ливня, а от крыш домов будто отскакивает множеством брызг текучее золото. из окружающего пространства сразу же уходит изнуряющая жара, мой дом наполняется запахами только что прошедшего дождя, прибитой пыли и послегрозовой свежести, и я долго-долго стою на балконе и не могу надышаться этим сумасшедшим воздухом.

молча сказала себе, что попробую хотя бы несколько дней не пить кофе по утрам, ведь оно оставляет горечь во рту и приносит далеко не всегда добрые воспоминания. пусть лучше будет маленький и изящный прозрачный чайник с раскрывающимися листочками отменного китайского Тегуаньинь, сквозь него так красиво улыбается утреннее солнце.

К. настороженно косится на меня вечером, разливая по кружкам ароматное молоко, и тихо спрашивает: ну как ты, отходишь ведь? с минуту задумываюсь над ответом и медленно киваю: да, отхожу. задумываюсь еще больше и вдруг с отчетливостью осознаю, что и впрямь отхожу, немного неровными и медленными шагами отползаю от края расщелины, затухают внутри глупые, совсем не взрослые обиды, вот проросла молоденькая травка на потрескавшихся стенах, вот потекли тепло и ощущение нежной, трогательной искренности по жилам, и я понемногу нахожу в себе силы молиться о том, кто не вспоминает обо мне и кому вовсе не нужны эти придуманные мной же молитвы.

и за это стоит сказать спасибо.

@темы: stardust, revelations

22:32 

you are still yours.
даже прогулка поздно вечером после работы сквозь густой и темный лес не приносит желанной успокоительной прохлады, улицы плывут в зыбком горячем мареве, кожа будто пузырится от колючих солнечных лучей, и единственное спасение вижу в холодном душе с ледяным маслом мяты. только лишь когда совсем темнеет за окном, и в городе зажигаются оранжевые фонари, можно встать со смятой постели, отряхнуться от горячечных мыслей, скинуть кота, примостившегося на спине, и пойти на кухню готовить что-то необыкновенно вкусное для светлого человека. и я позволяю голове сосредоточиться исключительно на движениях ножа, запахах любимых специй, звуках воды из-под крана и тихом кошачьем фырканье.

К., возбужденно размахивая руками, смеется и что-то рассказывает, отмеряет шагами мою тесную кухоньку, а потом достает невесть откуда баночку с мыльными пузырями и пускает-пускает-пускает в перерывах между приступами хохота. я завороженно смотрю, как прозрачные шарики золотятся в закатно-пыльном свете и исчезают при малейшем прикосновении, посмеиваюсь и нарезаю овощи.

думаю о том, что некоторые люди, когда немного выпьют, становятся по-особенному, чуть ли не по-детски трогательными, едва ли не хрупкими. от них исходит чудесное тепло, на лице расплывается безумная улыбка, а слова становятся столь искренними, что можно только сидеть и глупо улыбаться. в такие моменты хочется сесть рядом и гладить ладонью лихорадочную тяжелую голову.

@темы: moments

16:44 

you are still yours.
наверное, лучшее летнее воспоминание - all the things that i've done by the killers на полную громкость, распахнутые окна в машине, ладони, ловящие закатное солнце, сумасшедший запах луговых трав и пронзительная, пронзительная тишина - кажется, коснись ее, и она тут же разобьется вдребезги. пусть все мы промокли, замерзли под конец и не совсем попали в тот самый долгожданный золотой час, но это бесценно - ощущение безграничной свободы, когда можно танцевать босиком по траве, протянув руки к небу, орать самые дерзкие песни на свете, переодевать на бегу одну футболку на другую, скидывать с себя все браслеты, горечь, заколку с волос, да все, все, все, что тянет вниз. на эти несколько часов я почувствовала, что живу, дышу. вот она я - нечеткий в закатном мареве силуэт, с запутанными волосами, покрытыми ссадинами коленками, травяными пятнами на видавших виды штанах. возвратилась домой, будто захмелевшая, с гудящей головой и очередной сотней фотографий.

а потом можно что-то упоительно говорить в трубку, невольно удивляясь, откуда же берутся эти слова, откуда же берется это щекочущее нос тепло, будто встретила старого друга, наконец, решившего снова заявиться в мою жизнь. улыбаюсь молча и не гляжу на часы, а между тем стрелки давным-давно перевалили за полночь. сворачиваюсь на постели, придвигаю ближе к себе кота, он пахнет свежим шампунем и сонной дремотой, и засыпаю до самого мягкого, дрогнувшего в усмешке рассвета. варю кофе, кидаю фотоаппарат в рюкзак, и отправляюсь в очередное маленькое приключение: в старинный особняк 1913 года, где в углу стоит рассохшееся пианино, в потрескавшейся вазе сохранились засохшие белые розы, а потолочные балки того и гляди обвалятся и поднимут клубы удушающей пыли. на удивление, фотографировать А. оказалось легко и приятно, и мне совсем не приходится привыкать к его облику и мучительно придумывать для него образы. а после двух часов, проведенных в пыли, среди живописно обшарпанных стен и облупившейся мозаичной плитки он и я усаживаемся за укромным столиком в очередной найденной кондитерской и самозабвенно делим брауни на двоих. А. говорит мне о будущих планах с решительной убежденностью, с ясными глазами человека, наконец, отринувшего сомнения, и я тихонько киваю, улыбаюсь и аккуратно разрезаю пирожное вилкой на ровные кусочки.

дома меня ждет мой список из девяти лекарств, чистая постель и крепкий кофе. вспоминая слова А. о том, что когда хочется что-то сделать, самое лучшее - встать и просто начать делать, я поднимаю трубку телефона и бронирую билеты в кино на "Одинокого рейнджера" сегодня на вечер для меня и К. она смеется по телефону, находясь на другом конце города, и немногим позже приходит ко мне с целым пакетом сочных спелых дынь. а я думаю о том, что вечером надену белоснежную юбку и босоножки на высоких каблуках, черт подери. это мое лето.

@темы: stardust, moments, breathe

21:37 

you are still yours.
в последние дни меня будто штормит, раскачивает из одной стороны в другую: иногда еле могу подавить клокочущую в горле злость, задушить рвущиеся наружу горькие и отравленные слова, и тогда я быстро шагаю и ухожу в объятия бульваров, в шум разноцветной толпы, только чтобы не слышать этот звон крови в голове, чтобы разжались клешни внутри. а в иное мгновение я молча падаю на постель и думаю о том, что вот сейчас, в эту минуту я готова склонить голову и опуститься на колени, притянуть к себе призрачные ладони, касаться губами изгиба каждого пальца, молить охранить и не дать потеряться, шептать тысячу имен одного сердца и так и не сказать главного, плакать и снова молиться. а случается, на лоб ложится каменная тяжесть, закрываются глаза, опускаются уголки губ, смешиваются лица, звуки и движения в одно движущееся бесконечное полотно, уходит из тела то ли свет, то ли живое, трепетное тепло. и мне совсем-совсем это не нравится. нужно только ждать, когда все эти летние бури утихнут, растают в небе.

строю грандиозные планы на выходные, впервые буду пробовать фотографировать молодого человека и не знаю даже, как к нему правильно подступиться, но картинки уже мелькают в голове. надеюсь, к воскресенью из них сложится ровная и стройная мозаика. а в субботу вечером поедем на закат в бескрайние поля высокой желтоватой травы, дурманных цветов, да пустынных старых дорог. и я буду делать очередные летние воспоминания, которых на карте памяти уже скопилась пара гигабайтов, буду жадно и быстрым шагом вымерять клочки земли один за другим, морщиться от сухого пыльного воздуха и наполнять легкие этим сумасшедшим, опьяневшим июлем.

июль, июль, созвучный ты заветному имени, ласковый и терпкий, будто сваренный из кислой вишни компот. все никак не заживут ранки на загорелых ступнях, все никак не слушаются расческу отросшие во все стороны волосы, все никак у меня не хватает духу закрыть все свои двери и окна, вымести всю золотую пыль с пола, задуть все свои свечи. так и быть мне за плечом, невесомостью, упоминанием.


@темы: лисий хвост, stardust, moments

23:15 

you are still yours.
жаркое раскаленное утро, от земли поднимается зыбкое прозрачное марево, обгорели нос и шея, глаза слезятся от ослепительного белого солнечного света, но зато в корзинке источает изумительный запах лета и полузабытой любви горсть клубники, брызжут соком медовые, золотистые на просвет абрикосы, рассыпались по столу, будто кровинки или яркие бусинки, ягоды ароматной смородины. босые ступни в дорожной пыли, саднят крошечные, но болезненные мозоли, расцарапаны коленки, а кожа пахнет жарой, загаром и едва уловимой горечью, словно напиталась ночными тенями.

а затем выслушиваю много интересного о собственном здоровье, морщусь при словах "затяжная депрессия", неохотно подставляю запястья под иглу прибора, потому что так стыдно, что хочется отдернуть ладонь и поглубже засунуть в карман. - солишь еду, когда ее уже подали на стол? - спрашивает врач - женщина лет пятидесяти с проницательным взглядом и светлыми волосами. - обычно да, - отвечаю. - значит, невыплаканных слез в тебе много. и я вздыхаю и не нахожу, что ответить, и в красивом, большом и белом кабинете повисает неловкое молчание.

а к вечеру с севера приходят ласковые, шуршащие ливни, остаются веселыми разводами на окнах автобусов, расползаются холодными мурашками по мокрым рукам, барабанят по хлипкому зонту, и я выбегаю стремглав из леса, взъерошенная и промокшая до нитки, нахожу ближайшее крыльцо, опускаюсь на скамейку и замираю. вот серебряным облаком отскакивают капли от блестящей крыши, вот склонили свои головки под тяжестью воды цветы в маленьком саду, вот подобрался край лужи ближе к грязным сандалиям. поднимаю голову к исполосованному струями ливня небу, подавляю приступ дрожи в плечах и не могу заставить себя вернуться домой. целый вечер среди этих первозданных звуков, и меня заворожило, притянуло, будто другой мир вдруг блеснул за завесой дождя.

оставляю мокрые следы в коридорах, заворачиваюсь в одеяло, распахиваю окна навстречу ночной прохладе, повязали голову беспокойные образы, ложатся на страницы соленые шепоты, и я ищу спасения в простых ненавязчивых словах, в простых обыкновенных фразах. кажется, они более настоящие, чем все за последние три месяца, вместе взятое.

завтра закончится июнь.

@темы: breathe, moments, stardust

23:17 

you are still yours.
мое хрупкое спокойствие разбивается вдребезги от случайно брошенных слов, мои наспех собранные стекляшки рассыпаются от одного лишь неосторожного жеста, весь солнечный свет, собранный в пригоршни за эти несчастные несколько десятков часов, растворяется вдруг в лихорадочном волнении и тревоге, и я опять измеряю шагами коридоры и комнаты, прокручивая в голове снова и снова чуть выжелтевшие кадры показавшегося мне знаковым февраля, вчитываясь до боли в уже выученные наизусть строчки, будто ищу в них хотя бы капельку настоящества, хотя бы крупицу живого тепла. и не нахожу, не нахожу, не нахожу совсем. и опускаюсь неуклюжим камнем на скомканные простыни, около изголовья завяли мои июньские цветы, слышу, как приливает кровь в висках, чувствую, как изнутри поднимаются застарелые, вросшие в плоть обиды, и мне все так трудно облечь в слова. как же мне сказать так, чтобы услышали и поняли. как же мне поговорить об этом с кем-нибудь.

а ночью она приходит ко мне в тяжелом, непрекращающемся сне, отплевывается желчными словами, сказанными намеренно и с удовольствием, залезающими под самую кожу, горящими в глазах, как раскаленные уголья, скалится в спокойно-страшной улыбке, закрывает за собой дверь и уходит. и я совсем не найду нужных слов, не найду способа пробиться сквозь эти стеклянные стены, глухие забрала, черные крепости, все, что нужно сказать, умирает, не успев родиться, разрывается минами в грудной клетке. у меня перехватывает грудь от беззвучных рыданий, и я не могу пошевелиться, проснуться, отогнать эти липкие ночные тени с лица. и все жду, жду, когда она вернется. лишь на самом ломком рассвете просыпаюсь, дрожа под пропахшим потом и слезами покрывалом, бегу на балкон навстречу поднявшемуся солнцу, вбираю в себя ласковый шум нарождающегося утра, вдыхаю холодные свежие запахи листвы, опрокинутого неба, тишины, пишу светлые смс и понемногу успокаиваюсь, прихожу в себя.

господи, избави меня от этих наваждений.

@темы: papercuts, лисий хвост

23:09 

you are still yours.
вечер понедельника прошел в совершенно чудесном месте с высокими деревянными потолками, огромными окнами с кружевными занавесками, трогательными безделушками на полках, среди запахов полевых цветов и сладкого светящегося рубинового вина, среди шелеста шелковых сборок, хрустальных синеватых сумерек, среди теплых и мягких слов, произнесенных приглушенным шепотом. и можно улыбаться, кивать, отгонять ненужные обиды, забывать пустые, ничего не значащие фразы, говорить, прикасаться к лепесткам и нервно поправлять кольцо на пальце. мне не нужны эти сухие, скупые строки в три слова, я не хочу больше этих медяков, брошенных, будто милостыня. они так и останутся медяками, как ни старайся покрыть их серебряной пылью.

теперь в каждой комнате у меня стоят цветы: нежные ромашки в гостиной, звонкие колокольчики у изголовья кровати в спальне, бархатные хризантемы на кухонном столе - и я присаживаюсь рядом с каждым из них, подолгу смотрю на изящные изгибы и линии, принюхиваюсь, касаюсь кончиками пальцев и закрываю глаза.

на самых безнадежных перекрестках, где сломались все светофоры и выкорчеваны все знаки, вдруг кто-то приходит ко мне и протягивает невидимую ладонь, и я невольно поднимаю к свету покрасневшие, изможденные от темноты и молчания глаза, и чувствую, что так и должно случиться, так всегда случается. песня, слово, предложение, осторожно и мягко, и вот уже встаешь, поднимаешься с колен, накладываешь пластыри на царапинки и синяки и робко пытаешься расправить плечи. и еще так саднит где-то под ключицей слева, и еще так горчат во рту пустые надежды и выброшенные обещания, еще так лихорадочны и беспокойны сны и тяжелы шаги по утрам, и все же, и все же сегодня вдруг будто тонкий луч света лег на лицо, высушил усталые тени под веками, и я улыбаюсь, позволяю этому нежданному теплу растекаться по всему телу и молча выдыхаю спасительное спасибо.

i met a man today and he smiled back at me
there are thoughts like these that keep me on my feet.



@темы: stardust, moments, breathe

22:41 

you are still yours.
кажется, в моем городе твердо решили поселиться туманные тяжелые ливни, да перепутали все прогнозы, планы и ожидания, потушили все костры, завили мне кудри, стекли тонким ручейком за шиворот, крупными каплями по лбу. и сижу свернувшись на стволе упавшего дерева, раскрыв зонт, слух и все, что осталось внутри, сжав в ладони спасительную кружку с горячим чаем из термоса, и слушаю, как среди деревьев шуршит дождь, вспучивает мягкую податливую землю. побелели пальцы, промокли кеды и джинсы, но это такая прекрасная музыка - сверкающий, точно серебро, ливень, изломанные ветви, никого-никого на сотни метров вокруг, и можно кричать, подбегать к краю обрыва и останавливаться в самый последний момент, отфыркиваться, трясти потемневшими от воды волосами и ощущать снова, как горячо и сильно забилось сердце, не из-за жалких привязанностей, а из-за самого мудрого чувства на земле - принадлежности. мне нужно больше таких прогулок, чтобы раз за разом выстраивать свой собственный огромный мир, где мне однажды хватит места и не захочется больше ни к кому возвращаться. больше солнца, воздуха, дождя, листвы, восторженных глаз и правильных песен.

а дома я лежу рядом с К. близко-близко, чуть соприкоснувшись лбами, слышу ее дыхание, от нее пахнет вишневыми сигаретами и сладкими духами, от которых я невольно морщу нос. мы накрываемся теплым одеялом, распахиваем окна и снова молча слушаем дождь. я чуть пьяна от горячего вина, холодного воздуха, тепла, скопившегося под одеялом, от невозможно приятной ненадобности никуда вылезать, от неожиданных смс, от лета, предчувствий, дорог, от голоса Келли Джонса, от растянутости настоящего и обреченности прошлого. К. говорит, что купила для нас двоих билеты в цирк, и я лениво улыбаюсь - мне не нравится цирк, но я ценю ее старания меня подбодрить и вытащить на свет. прижимаюсь спиной к ее горячему плечу и прошу остаться на ночь, ведь мне так трудно, так страшно засыпать одной. она говорит мне держаться, что все пройдет, отпустит, растает, как темный морок поутру, что все эти дыры для того, чтобы наполнить их чем-то безудержно красивым и значимым, а я слушаю не шевелясь и смаргиваю подступающую боль.

чувствую, как К. кладет ладонь мне на лоб, и все краски вдруг смешиваются в одну палитру, отыскиваю подушку и закрываю глаза. наверное, так засыпают люди, которым не снятся кошмары.

@темы: breathe, moments, stardust

20:49 

you are still yours.
Little Dorrit от BBC привел меня в состояние совершеннейшего восторга и умиления, несмотря на довольно смазанную и предсказуемую концовку. старая добрая викторианская Англия со всеми ее оборками, юбками, напомаженными губками, каминами, розами, лицемерием, каменными лицами с вырезанными улыбками, среди которых то ли жемчужиной, то ли, наоборот, уродливым камешком затесалась неуклюжая искренность, ясные чистые глаза и слишком резкие, слишком открытые жесты, Англия во всей ее блистательной и гнилой красе, сдобренной непробиваемым классическим юмором и грустной иронией, доведенной до обыденного абсурда, - все это заставило меня поставить книгу Диккенса следующей в списке чтения сразу после «Отверженных» и «Делириума».

на работе меня ждет коробка с приветом из шумного и разноцветного Стамбула - воздушной халвой, которую уже успели окрестить «кошачьей шерстью», но меня это нисколько не смущает, и я с удовольствием уминаю последний кусочек. совершенно суматошный день, и к шести вечера я вальяжно расползаюсь по стулу, лениво потягивая остывший травяной чай - от него поднимается слабый запах чабреца, летнего ветра, смородины и стрекочущего июньского утра.

возвращаюсь домой - вся гостиная залита рыжими закатными отблесками, движется свет по белым стенам, сгущаются синие тени в углах, подбираются ближе к моей голове. сворачиваюсь в кресле, рядом - кружка с расплескавшимся летом, вьющаяся сизым дымком палочка с сандаловым ароматом, да синий амулет от тяжелых монотонных снов. и перед тем, как погрузиться в белоснежные, пахнущие типографской краской страницы, мне мелькает мысль о том, что порывы, внезапные откровенности, самые важные и страшные слова на свете нужно, пожалуй, оставить для песен и никогда не произносить их вслух. что вы.

@темы: moments, stardust

lucy, remember?

главная