• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:42 

you are still yours.
небо сегодня - особенно нежное, краски его - особенно чисты, а ветви - черны и хрупки, словно отряхиваются от тягостных холодных снов. я просыпаюсь на самом рассвете, теплая, соленая, растерянная и взъерошенная, потому что мне снова снятся ладони, которые я больше не могу держать, и моя подушка безжалостно измята, яростно скомкано одеяло, и саднят крошечные царапинки около ногтей. протягиваю Д. заранее приготовленную кружку с ореховым кофе - две ложечки сахара, как она любит, и еще совсем немного для сладости, для улыбки, и она безмятежно улыбается, жмурится от удовольствия. лес звенит птичьими переливами, словно серебряный колокольчик звякает то тут, то там, шаги осторожны и мягки, и воздух пьяняще свеж и сладок, и дышать вдруг становится очень правильно и слезно. рабочий стол исполосован припозднившимся солнцем, в коридоре случайно сталкиваюсь почти нос к носу с В. - все тот же острый взгляд, резкие черты, неловко брошенное здравствуй, и в груди наливается свинцом глухая, молчаливая тяжесть, будто меня с размаху зашвырнули в темные океанские воды - снова тишина меж ребер, снова, снова... я с трудом отворачиваюсь, расправляю плечи, поправляю платье - то самое, о котором сказал однажды ты в нем, как куколка ручной работы, - твердеют уголки губ, иду легкой отчаянной поступью, перевожу дух, сжимаю дрожащие ладони. отпустит, переболит, высохнет, обесцветится, рассыплется в пыль. сухим шепотом-плачем.

сбегаем вместе с Д. в пронизанный золотистым сиянием вечер, я и забыла, как это прекрасно - делить музыку на двоих, любуемся прохожими, пьем совсем никудышный кофе, во дворах брызнули белоснежными цветами абрикосы - весеннее волшебство, напитались солнцем пухлые почки, стала мягкой и свежей трава. я иду, подняв голову вверх, к витражам цветущих ветвей, и впитываю льющийся с неба разноцветный звон и кружевную неподвижность золотых сумерек, и обрывки разговоров мимо, окна, витрины, крыши, но более всего - небо, умытое и прозрачное, подмигивающее первыми чистыми звездами. Д. обнимает крепко и порывисто на прощание и просит: только, пожалуйста, никакой печали больше на сегодня. она не знает, что получасом позднее я сижу на подоконнике, отчаянно пытаясь согреться знакомыми звуками и кружками чего-то горячего (горячительного?), кутаясь в плед и кофту, прикрывая глаза и видя перед собой резкие черты, острый блеск серо-зеленых глаз, слыша тот самый смех, от которого все так трепетало и звучало внутри, от которого однажды мой мир покачнулся и покорно, почти без боя разлетелся на тысячи искр. вокруг головы сгущаются тени, повлажнели ресницы, и я думаю о том, что каждый из нас сделал свой выбор, зови не зови, разбивай руки в кровь, выкашливай сердце, умолкай. ты решил, что за меня слишком разрушительно бороться, а я - что больнее быть тебе кем-то, чем никем. и дай мне сил никем тебе остаться, господи.

@темы: papercuts, stardust

00:46 

you are still yours.
в окно целый день тихо стучатся серебристые весенние дожди, я блуждаю в причудливых снах, роняет на подоконник мягкие лепестки увядшая роза, мама качает головой и говорит, что мои коленки стали совсем по-детски острыми и угловатыми, из-под одеяла беспомощно выглядывают босые ноги, неожиданно появляются планы, ложатся на страницы блокнота образы, продумываются маршруты, и тишина внутри не столь холодна, не столь тяжела сегодня. курится кольцами простое волшебство, шепотом срываются простые и правдивые слова, мой дом полнится музыкой и остро-сладким запахом дождя, однажды я скажу, что прошлое мертво, а тебя больше во мне нет, и поставлю свежие цветы на подоконник.


@темы: images, moments, stardust

21:38 

you are still yours.
вечернее небо расцветает вдруг нежнейшими пурпурными перышками, наполняется золотистым светом, в нем синь становится хрупкой и теплой, и весь этот звон, все эти акварели проливаются потоками на скучные крыши, на улицы, где прохожие совсем забывают посмотреть вверх, на заледенелые лужицы на асфальте, на растрепанные волосы и теплые щеки. я выхожу из автобуса на первой же остановке, чтобы захватить бумажный стаканчик мокко в давно примеченном мной кофейном ларьке, где худосочный бариста с копной черных кудрей неизменно улыбается мне смущенной улыбкой, и просто постоять среди городского шума под невозможным акварельным небом, упасть в расцвеченные всеми оттенками робкой весенней зари облака и сворачивать шелковыми мотками паутинки осмысленности под кожу запястий, осторожно и трепетно, ведь они так прозрачны, почти невидимы, дыхни - и распадутся на облачка искр. и я все спрашиваю себя, все вглядываюсь в бутылочно-зеленое озеро внутри: разве не в этом смысл? разве не в этом красота? но озеро упрямо молчит, и тишина между ребер все так же холодна и неподвижна. от прежних ориентиров остались лишь обугленные колышки, надежные прежде тропки совсем заросли колючками, и я пишу своему старому другу: кажется, я совсем потерялась, как же мне вернуться к себе, как же мне снова былинкой трепетать до самой макушки. ничего, проведешь ревизию, законопатишь дыры, послушаешь море, выкинешь лишнее, а я тебя не брошу.

@темы: moments, stardust

23:18 

you are still yours.
come a little closer to feel right again





@темы: stardust, sounds, images

23:29 

you are still yours.
я все не теряю надежды выйти из своего молчаливого ступора, из-за которого фотографии разбираются так запоздало, но с другой стороны, нырнуть в чудесный хрупкий октябрьский день в Киото или отливающие голубым шумные улицы Токио вот таким бесцветным сумрачным мартовским вечером... почему бы и нет, в конце концов.


@темы: moments, images

22:23 

you are still yours.
прохладный шелк новенького платья мягко струится до колена, нежный и тонкий, как апрельский ветерок, с бирюзовыми и синими цветами на юбке и прозрачными рукавами, подчеркивающими хрупкость запястий, и я решаю, что это платье как нельзя лучше подходит для того, чтобы встречать весну. устраиваюсь поудобнее на подоконнике с дымящейся кружкой имбирного кофе и завораживающими кружевами слов Горана Петровича, они роятся вокруг головы, точно облако цветочных духов, с привкусом прекрасной меланхолии, любовно и трепетно хранящихся воспоминаний, пронизанные неярким закатным светом и стальными дождями. во сне посреди глухой и темной ночи В. сталкивает меня с обрыва в бутылочно-зеленую воду, и я просыпаюсь, судорожно хватая ртом воздух, протягивая руки навстречу робкому рассвету, откидывая горячую подушку с солено-влажными пятнами. на неверных ногах топаю в ванную, долго-долго всматриваюсь в незнакомца в зеркале, который вдруг улыбается горькой и понимающей улыбкой, не добравшейся до затуманенных сном глаз, наконец, подставляю себя тугим струям воды и молча смотрю, как мой страх стекает на белое дно ванны и исчезает в водостоке.

ставшие на пол-пальца короче кудри пахнут мартовскими туманами и невысказанной нежностью, я слушаю, как громко и быстро бьется сердце М. даже сквозь теплую куртку, протягиваю чуть помятый бутерброд и кружку горячего облепихового морса, он заботливо укрывает мне ноги пледом, осторожно поправляет выбившиеся пряди волос, опускает колючий подбородок на макушку и негромко говорит: все будет хорошо, только оставляй прошлое в прошлом. в горле становится вдруг горячо-горячо и ужасно тесно, и я запрещаю себе плакать от столь простых жестов, думать о точках невозврата, об оборванных серебристых ниточках, о холодной боли и непринадлежности, об обрывах, поросших острой травой, ранящей босые ступни, и темных волнах, куда меня сталкивают предательски теплые ладони, и я просто зарываюсь лицом в пахнущее сигаретами и тишиной плечо. а над нами беснуется где-то высоко в громадной чернильной бездне ветер, остро поблескивает пояс Ориона, клонятся к земле клоки прошлогодней жухлой травы, теряются среди холмов заблудшие автомобильные огни - еще одна странная потусторонняя ночь в преддверии весны.

@темы: moments, stardust

13:54 

you are still yours.
в моем стареньком блокноте - много неровных строчек, тонких высохших васильков и осенних листьев, выцветших лент и трамвайных билетов, скомканных слов и белой сладкой пыли, и я подумываю о том, что пора бы его наполнить новыми цветами, новыми рассказами, да только вот все застревает в горле, вырывается судорожным выдохом. по утрам я закутываюсь покрепче в одеяло и где-то посередине между приглушенной тихой явью и беспокойными снами бормочу, что есть в этом мире нежность и достоинство, красота и настоящество, и что они живут во мне, и что никакой печали, никакой тоске их не разъесть, я долго теперь принимаю душ, прикасаюсь к россыпи звезд на сгибе локтя, к светлому родимому пятнышку на груди, вглядываюсь в карие колодцы глаз, в крошечные царапинки на пальцах, горькие складочки около губ, и отказываюсь верить, что со мной что-то не так, что меня может быть недостаточно. теплыми дымчатыми вечерами прислушиваюсь к стуку каблуков по брусчатке, к барабанной дроби капель дождя, отскакивающих от зонта, к шуршанию надушенных платьев и случайным разговорам, сажусь у окна с книгой, включаю музыку погромче, чтобы вытеснить из головы все тяжелые мысли, наблюдаю, как город начинают пронизывать оранжевые ниточки фонарей: одна, другая, третья - так рождается обыкновенное волшебство. из сумки торчат пушистые головки мимозы для мамы, кофе по утрам стал обнимать теплее и крепче, сообщения от В. все еще приходят, тусклые и дежурные, несмотря на мои просьбы оставить меня в покое: поздравляю с назначением, спасибо за онлайн, привет. они как камешки, брошенные в темную воду, от них расходится кругами сожаление, от них появляются печальные морщинки на переносице, сжимаются в кулаки пальцы, и я чувствую, как внутри поднимается ярость вперемешку со слезами: оставь меня, оставь, уходи к черту, не спи по ночам, давись бессмыслицей, только не трогай меня больше, не унижай этими убогими напоминаниями о себе. а дни идут, приближая первые бутоны на абрикосовых деревьях, скоро мои кудри станут совсем короткими, а платья - совсем воздушными, скоро станет легче просыпаться по утрам и труднее засыпать, и мне так хочется, чтобы моя голова, наконец, стала легкой, свежей и чистой, точно горсть тюльпанных лепестков.

@темы: moments, papercuts, stardust

23:10 

you are still yours.
сегодня я собираю остатки мужества и прошу оставить меня того, кто никак не может за собой закрыть, наконец, дверь, неловко мнется на пороге, то и дело оборачиваясь назад, не оставаясь и пуская только холодные ветра внутрь. вот откуда падающий в груди снег и молчание в голове, и стучащая в висках горечь, не дающая покоя, наполняющая сны липкими туманами, и тонкая боль от разорванных серебристых ниточек - все от того, что кто-то стоит на пороге и пускает холодные ветра. все от того, что я, уже покрывшаяся до самой макушки льдом, тишиной и незначимостью, продолжала надеяться на то, что дверь все же захлопнется, и я услышу звук приближающихся шагов, почувствую возвращающееся тепло. но, кажется, таким чудесам здесь не место, а потому я смаргиваю так и не нашедшую своего адресата нежность с ресниц и наглухо закрываю все свои двери сама в последний день зимы, чтобы открыть их только когда потянет весенними кострами, оттаявшими звездами, запахами робко пробивающейся к свету травы. ну не символично ли.

@темы: stardust

21:54 

you are still yours.
сумерки, дымчатые и влажные, мерцающие и мягкие, точно комки ваты, - самое тревожное время, когда голова тяжелеет от холода, а в груди начинает тихо падать снег, и я ощущаю, что медленно и покорно погружаюсь все глубже в податливую темноту, в спасительное всеобъемлющее ничто. когда такие сумерки кошкой проскальзывают на подоконник, я неизменно сворачиваюсь в кресле, наполняю пространство осторожными звуками, в которых горьковатая печаль, вкрадчивое, почти улыбающееся отчаяние, и устало прикрываю глаза.

на мгновение в город будто врывается дыхание весны, распускаю кудри навстречу теплым ветрам, повязываю разноцветный шелковый платок на шею и тону в чистейшей небесной синеве, умытой звездным светом и шелестящими дождями. по пути домой покупаю охапку крошечных нежно-розовых тюльпанов и, зарываясь носом в пахнущие свежестью прохладные лепестки, пытаюсь вспомнить, как же это - идти легко и прямо, улыбаться тепло и открыто, трепетать внутри от немыслимой красоты вокруг, звенеть, звучать от переливающейся через край наполненности, будто в тебе разбилась склянка с прозрачным светом, и ее содержимое разлилось от пяточек до самой макушки, застыло на кончиках пальцев, и ладони сладко ноют от этой невыразимой нежности. я так хочу вернуться к этому осознанию собственной самости, достаточности, восторгу перед этим необыкновенным миром-в-себе, и все никак не найду нужной тропы, блуждаю, неизменно натыкаюсь в неясные образы-ощущения о рассыпавшихся в пыль серебристых ниточках от сердца к сердцу, и меня тянет все вниз и вниз. когда же я уже смогу оттолкнуться от дна, господи.

от В. неожиданно приходит выбивающее почву из-под ног мне просто плохо без тебя, и покачнувшись, весь мир вдруг расплывается, становится чередой стремительно мелькающих пятен, в межреберье поселяется боль, мне становится дурно, и опускаясь на кафельный пол, я захожусь в беззвучном крике. еще немногим ранее я бы рванулась навстречу, чтобы вернуть себе блеск серо-зеленых глаз, и мягкую улыбку, и ковш большой медведицы на правой щеке, и осторожные прикосновения прохладных сухих ладоней, и колючие поцелуи, рванулась бы не раздумывая, забыв о горечи и болезненном молчании, обо всем, что крушило мои внутренние деревца. но ко мне вдруг приходят иные слова: о том, что люблю стало ошибкой, а мы попросту не может существовать, и еще много-много слов, от которых одним январским днем внутри поселились тишина и падающий снег. роняю голову на ладони, из глаз брызжут горячие слезы, и я умоляю себя изо всех сил: нельзя, нельзя возвращаться к тому, что однажды тебя сломало, там больше нет искренности и чистоты, а ко мне не будут прикасаться из любви, из желания держать в ладонях. я молчу, весь мой мир стал вдруг состоять из молчания, пропастей и лихорадочно выстроенных стеклянных стен.

@темы: papercuts, stardust

18:30 

you are still yours.
в окна сегодня сочится серебристо-серая прозрачная февральская стынь, и я заворачиваюсь поуютней в мягкое большое одеяло, пытаясь удержать под ресницами остатки неясных снов, в которых где-то далеко внизу под ногами шумит море, белые птицы садятся на плечи, а вся я становлюсь легкой и невесомой, будто искусно сплетенное кружево. забираю добравшийся, наконец, до меня имаджинариум, запираюсь в комнате с дымящейся кружкой кофе и жасминовыми палочками, раскладываю на полу чудесные карты - будто приветы из чьих-то сумасшедших наваждений, отражения диковинных, не поддающихся повседневным течениям миров - и завороженно рассматриваю всех этих милых чудовищ, пытаюсь для каждого придумать свою историю.

под ботинками жалостливо хлюпает грязное месиво, прохожие сливаются в один бесцветный бесплотный поток, но свет хрупок и прозрачен, а небо - мягкое, скомканное, точно еще остывающая после сна подушка. горечь, конечно, еще крепко засела в уголках губ, еще саднят царапинки и ранки, еще я бессознательно тянусь к рукам, пусть и не желающим меня держать, но когда на все вопросы получены ответы, наступает спокойствие, очень-очень тихое и пронзительное, так замирает мир перед приближающейся грозой, так туман расползается меж деревьями, и в нем тонут звуки, тени и очертания. мне больше не нужно быть в пути, срываться перед рассветом в какую-нибудь очередную даль - ведь то было лихорадочным, отчаянным поиском выхода, хоть сколько-нибудь действенного обезболивающего, когда можно дышать и молча благодарить за временную передышку от тягостных мыслей. сейчас, наоборот, с удивлением понимаю, что мне хочется немного постоять, замереть на месте, обмотаться шарфом из теплых мелочей, создать собственное пространство и наполнить его хоть каким-нибудь светом и смыслом, беречь его от неуклюжих лап и безжалостных взглядов, от слов, за которыми ни души, ни ответственности, и делиться этим мирком только с узким кругом проверенных людей. внутри меня будто кто-то, похожий то ли на лисенка, то ли на еще какую пушистую зверушку, свернулся калачиком, спрятал блестящий черный нос в мягкий мех и ни за что не хочет вылезать наружу. мне совсем не хочется говорить вслух, я разговариваю музыкой и книжными страницами, мне совсем не хочется заглядывать в глаза незнакомцам, все родные лица всегда со мной, а смотреть лучше вверх, в витражное небо.

мне уже робко мечтается о сладко-дымном влажном запахе весны, о легких шалях и плащах, о прохладных тюльпанных лепестках, о синеватых сумерках и светлых неторопливых утрах. это станет временем, когда мир будет непременно мне улыбаться, а ветви на моих внутренних деревцах покроются нежной молодой корой.

@темы: moments, stardust

21:24 

you are still yours.
в воздухе вдруг сегодня с самого утра разливается прохладный запах талого снега и тончайшее робкое тепло, небо расцветает чистыми красками, будто улыбается в ожидании весны, я снимаю шапку с уже отросших кудрей, не смотрю под ноги, набираю в пригоршни синеватое сияние и, с едва слышным вздохом облегчения подставляя лицо солнечным лучам, понимаю, как же устала от беспокойной, мятущейся зимы, от темных рассветов и тревожных снов, от болезненного заледенелого молчания и раздробленности внутри. выбираю сегодня только самые правильные песни, в которых - свет, воспаренность, красота и легкая улыбка, какая бывает, когда боль вдруг становится лишь очередным бесцветным клубком где-то в межреберье, готовлю две огромных кружки какао с зефирками для себя и мамы, поступь легка, в волосах - ветерок и птичьи трели, неожиданно раздавшиеся меж березовых ветвей в начале февраля, тени позади, запястье пахнет жасмином, зарождается теплота, еще хрупкая, еще трепетная, но я знаю теперь, что у меня достанет сил позволить ей наполнить однажды меня до самой лохматой макушки, проступить едва заметным мерцанием под тонкой кожей, прогнать все холодные сквозняки, и я знаю, что для этого мне нужен только тот, кто смотрит на меня из зеркала и неистово машет мне рукой, будто старому доброму другу, наконец-то вернувшемуся домой.

@темы: breathe, revelations

19:26 

you are still yours.
Безенги - чудесное нетронутое местечко, затерянное в балкарском высокогорье, и вспоминать его все равно что подставлять лицо ласковым теплым лучам долгожданной весны. залитые солнцем, звенящие альпийские луга в окружении сине-дымчатых ледников, чистые серебристые ручьи, горсти блестящих кровинок боярышника, уютное потрескиванье камина после утомительного перехода, когда можно блаженно протянуть уставшие ноги к огню, с рассеянной улыбкой слушать рассказы, ложащиеся на плечи легкой колыбельной, мягким покрывалом, и вставать лишь для того, чтобы снять чайник с плиты и разлить душистый чай по чашкам, а перед сном выходишь на крохотную веранду и проваливаешься прямо в колодец звездного неба, восторженно и безропотно, и чудится, что видишь, как движутся над головой созвездия, загадываешь желание на падающую звезду и всей душой веришь, что оно сбудется, еще бы - ведь загадано оно в тот миг, когда весь мир вдруг распахнулся перед тобой, отразился в зрачках, откликнулся тихим перезвоном в груди. и утром просыпаешься с чистой и ясной головой, и, честное слово, не припоминаю, когда в последний раз мой сон был столь же легким, наполненным звездным светом и запахами трав. звезды, ручьи и неспешная величавая красота - пожалуй, в этом Безенги и есть.


@темы: breathe, images, moments

18:37 

you are still yours.
сонно шлепая в ванную босиком по утрам, с недоумением разглядываю серебряные проблески в темных кудрях и тени от ресниц на ставших резче скулах, осторожно прикасаюсь к тонкой кожице век, к родинкам на шее, к несуразным, почти детским царапинкам около ногтей - знакомлюсь с этой незнакомкой, иногда даже улыбаюсь ей, несмотря на потрескавшиеся от шальной погоды губы. кутаюсь поплотнее в привычное умиротворенно тепло от простого приготовления утренней кружки кофе, включаю негромко самые правильные, самые нежные песни, сжимаю покрепче очередной томик - в нем вымысел и реальность переплелись в тончайшее кружево, в нем крошатся судьбы, в нем водовороты чужих чувств, опасные и столь затягивающие. делюсь смешными фотографиями с друзьями, совсем не ношу джинсы, сворачиваюсь на постели, еле дыша от внезапно ударившей поддых пустоты, от внезапно выстреливших в голове слов, далеких и ядовито-неискренних, и мне приходится сжимать голову руками, чтобы отпустило, выбираю обои и светильники для прихожей, смиряюсь с тем, что от блеклого месива под ногами не спасут никакие ботинки, зажигаю огоньки и робко, сквозь зубы повторяю себе: ты важнее абсурда, ты легче печали, ты - свет и чистота, ты обязательно вернешься к себе, лишь бы не дергали безжалостно за струнки, лишь бы не пускали холодные ветра с порога.

@темы: stardust, breathe

21:06 

you are still yours.
наверное, проще отпускать то, что никогда и не было настоящим, чем разбивать руки в кровь, пытаясь вернуть огромное, важное и искреннее.
нет никаких чудовищ под кроватями, чудовища улыбаются самыми прекрасными улыбками на земле, в которых ты не видишь ни капельки фальши, и ты тонешь, растворяешься в сияющем взгляде, который всего лишь пустое стекло, отражающее твой собственный свет, но никак не излучающее свой, чудовища говорят тебе люблю на сбивчивом жарком выдохе, а потом виновато потупив глаза шепчут, что то было ошибкой, то было неправильным, и не стоило этого говорить. конечно, не стоило, такие важные слова, такие огромные, несущие в себе столько смысла и искренности, - такие слова не для малодушных и не для ненастоящих. я больше не хочу вспоминать прикосновения рук и осторожные теплые поцелуи, потому что меня целовали без любви, потому что ко мне прикасались без трепетной нежности, без желания сберечь. мне легко и ясно, потому что ненастоящесть все равно всегда вылезает наружу, потому что каждое мое слово, каждый мой порыв, каждая брошенная строчка из песни, каждый слезный шепот - потому что мое все было до предела искренним, сильным и наполненным, и разве мне нужно просить прощения и стыдливо опускать глаза. мне пронзительно и больно, потому что игра была столь тонкой, столь убедительной, что на еще шесть проклятых - выплаканных, бессонных, мучительно-горьких - месяцев, за которые мои внутренние деревца превратились в сплошную серебристую пыль, на еще шесть месяцев меня сводила с ума надежда о возвращении, о залечивании всех глупых ранок. мне тихо и просто, потому что, наконец, нашлись все переменные этого запутанного несуразного уравнения, потому что я хочу забрать обратно к себе свои лучшие песни, ты не стоишь ни одной строчки, ни одного звука, я хочу забрать обратно свои снимки, напоенные солнцем, пропитанные моей нежностью, самым хрупким теплом, которое я только была способна подарить другому человеку, потому что это все не должно оставаться в фальшивых руках. мне блаженно пусто и холодно, потому мне больше не нужно кусать губы от вины и стыда за себя, потому что я бы боролась за тебя до самого конца с гордо поднятой головой и горящими глазами, потому что я потеряла лишь неискренние признания - им разве что медный грош цена, - сбросила с плеч унижающие меня снисходительность и жалость - их я по наивности своей приняла за нечто настоящее. мне невыразимо и ясно никак, и я все думаю о том, что мне нужно уехать к морю на пару дней, а еще о том, что все мое всегда было моим и со мной.

@темы: revelations, papercuts

21:10 

you are still yours.
А.В. - совершенно удивительная женщина с копной густых светлых волос, ясным и твердым взглядом серых глаз и уверенной размашистой походкой. властная, не смущающаяся отпускать весьма язвительные шуточки, она, тем не менее, не перестает изумлять меня щедростью души, непоколебимой любовью к жизни и к людям, наполняющим ее смыслом, и обостренным чувством справедливости. ее теплота спокойна и уверенна, тяжела, как нагревшийся в полдень камешек, ложится на плечи мягким покрывалом, и в этом тепле хочется остаться подольше, мне даже не нужно ни о чем разговаривать, достаточно быть рядом и жмуриться от удовольствия. и тем ценнее и трогательней ее проявления заботы обо мне, это подобно тому, как гордый прекрасный лебедь укрывает белоснежным крылом нескладного желторотого птенца. у меня для вас кое-что есть, - не отрываясь от руля, указывает на пакет на заднем сиденье, и я невольно улыбаюсь, потому что от него пахнет карамелью и кофе, потому что кофе для меня - неизменный повод для улыбки, и она это знает, как никто другой. уходите, я отпрошу вас у вашего директора, - приходит мне сообщение посреди невероятно скучного и глупого совещания, поднимаю голову, и А.В. лукаво щурится и мотает головой в сторону двери, мол, иди уже. как жаль, что вы решили заболеть, как раз когда я зашла к вам в гости на кофе, - приходит мне почти моментально после того, как дрожа от озноба, с горячей головой и воспаленным мозгом, я ухожу домой приводить себя в чувство. как вы себя чувствуете? давайте я вас довезу до работы, вам нельзя разгуливать по улице, - на следующее утро. и я улыбаюсь, как дурочка, и благодарю, и изумляюсь тому, что такой занятой человек, как она, успешная бизнес-леди и второе лицо в компании, находит время и желание справляться обо мне, глупом заблудившемся птенце. и еще тому, что от 37-летней женщины, которая никогда ничего мне не обещала и в принципе не должна ко мне так относиться, получаю больше ласки и заботы, чем от человека, который однажды пообещал меня беречь и заботиться, и теперь так старательно вычеркивает просто лишь факт моего существования. и это ли не чудесная ирония.

@темы: revelations, stardust

22:27 

you are still yours.
мои рижские выходные выдались чрезвычайно морозными, сказочно-снежными, с множеством разноцветных огоньков, песенками, замерзшими ладошками, которые так хорошо было согревать о бумажные стаканчики с подогретым брусничным вином, и тягучими медленными вечерами, синими и прозрачными, точно льдинки, когда можно найти местечко поукромней в какой-нибудь кофеенке и, заказывая одну кружку кофе за другой, рассеянно мечтать о, делать пометки в потрепанном блокноте - из него то и дело выпадают выцветшие записки, билеты и засушенные кленовые листья - и наблюдать, как город тихонько дышит и поет в звонких январских сумерках. я с улыбкой ловила варежками снег, пробовала новые пирожные, позволяла себе подольше поваляться в теплой постели, потому что меня не трогали мои привычные серые сны, кормила кроликов в парке с рук, выискивала улочки потише, поуже, заглядывала в лавки, где и для меня нашлось несколько милых мелочей - пара дней столь необходимой неспешности, столь необходимого душевного тепла и волшебности.

@темы: breathe, images, moments

21:34 

you are still yours.
в воздухе пахнет талой сыростью, холодом и странными дождями, пришедшими, кажется, из совсем другой реальности, под подошвами промокших ботинок - бесцветное месиво, ладони крепче сжимаются вокруг кружки горького кофе, и вспоминается невольно совершенно правильная фраза про "выпить кофе - это как будто тебя обняли". я закрываю глаза и чувствую, как беспомощно повисли в опустевшем пространстве мои нежные серебристые ниточки, как неумолимо рассыпаются искрами огоньки теплоты, как вокруг ног вьются обездвиживающие ледяные ручейки молчания, а голова наполняется звонкой тишиной и сухими слезами. я закрываю глаза и вижу, как в мерцающей паутинке из самых пронзительных порывов образовывается уродливая дыра с истерзанными краями, и во рту вдруг остается свинцовый привкус горечи: я так и не смогла осознать, что все же иногда произнесенные вслух слова и ответственность за них - это вовсе не одно и то же, что оставаться на пороге перед захлопнутой дверью ни разу не станет менее болезненно, и что моей вере в смелость сердца, чистоту жестов, в осмысленность и значимость пересечений, кажется, не место среди стыдливых приличий.

судорожно выдыхаю, ищу спасение в знакомых звуках, ищу смысл в самых простых порывах, самых обыкновенных ритуалах, меняю амулеты над изголовьем, путаясь в остатках сна по утрам, лихорадочно, точно в бреду прижимаюсь к призрачному плечу, целую призрачные руки, держу спину прямой, взгляд - спокойным, а кудри - легкими. как же больно быть посторонней тому, кто однажды прикоснулся к моим внутренним деревцам и ушел, оставив следы на тонком снегу.

@темы: stardust, papercuts

22:50 

you are still yours.
я очень люблю приходить в гости к чудесной воздушной В., потому что там всегда вкуснейший заморский чай, огромное количество безделушек, привезенных издалека и сделанных ее волшебными изящными руками, которые я с удовольствием рассматриваю часами, разбросанные по полу диковинные рисунки, и самое главное - осмысленные разговоры, мягкая улыбка и душевное тепло - будто солнечный луч скользнул по лицу, застрял в ресницах.

развешиваю в гостиной открытки с добрыми пожеланиями и правильными словами, зажигаю огни, позволяю себе потеряться в книжных историях, громко и легко смеюсь, потому что сегодня - каток, музыка, раскрасневшиеся щеки, мятный кофе, крупные хлопья снега на мехе капюшона, мягкие завитки волос, самые простые истины на свете. и возвращаясь домой под крупными высыпавшими на небе звездами, я поднимаю голову вверх, выдыхаю облачко пара и громко произношу, как заклинание: я обязательно вернусь к себе, однажды все мои миры снова обретутся.

@темы: breathe, revelations, stardust

20:54 

you are still yours.
пожалуй, это была самая веселая и правильная встреча нового года из всех, что была у меня: разговоры до утра, фейерверки в чистое звездное небо, хлопанье пробок от шампанского, огромные сугробы снега и величественно-прямые пихты, как стрелы, устремляющиеся к притихшим верхушкам гор, укутанным в мягкие комки тумана, согревающий глинтвейн и имаджинариум до самого рассвета, радостные возгласы, смех и полный рот и воротник снега, значимые разговоры и пижамная рок-вечеринка на тесной кухоньке, обожженные пальцы от того, что не заметила, как огонь быстро спалил мою записку с желанием, состоящим всего из двух заветных букв, с желанием, которое у меня все же хватает наглости и самонадеянности просить у мироздания. и все это на фоне ослепительных белоснежных рассветов, приглушенных закатов, расцвеченных теплыми огоньками, пряными запахами и музыкой, посреди тихого шуршания падающего снега, волшебства столь хрупкого, столь осязаемого, что на какой-то невероятный момент можно было просто прикрывать глаза, глубоко дышать и верить, что однажды я снова стану живой.


@темы: breathe, images, moments

20:40 

you are still yours.
я бы, пожалуй, попросила кого-нибудь очень сильного и волшебного позволить остаться мне в этом белоснежном царстве алмазным бликом на заледенелой ветви, журчанием нечаянного синеватого ручейка, резной льдинкой, подставляющей хрупкие иголочки полуденному солнцу, или холодным запахом снега, которым можно заполнить все пустоты, законопатить все дыры. или положила бы в карман переливающееся сияние укрытого льдом леса, ворох искр, да пригоршню густой морозной тишины, чтобы бессветными зимними вечерами, когда так нужно найти смысл, так нужно ухватиться за нечто по-настоящему ценное, выпускать их на волю.


@темы: breathe, images

lucy, remember?

главная